31.Дева и Меч - сказка-загадка


 

Дева  и  Меч

(старая-старая  сказка-загадка)

                                                     Юрий Гроза-Чайковский

«Девочка  в лесу нашла  священный Меч…»

   Находка.

 …Случилось  это  в седой, седой, пра-давней  древности.

    В  одном  царстве-государстве, в  загадочном  королевстве  жила-была девочка. Звали  её  Лореана. Она  была трудолюбива, весела  и  жизнерадостна, красива, с ладной  фигуркой. С  большими  синими  глазами, широко  открытыми  на мир, и золотисто-русыми волосами. Любила  собирать  грибы, ягоды, понимала язык  зверей  и  птиц. Жила  она  в  небольшом  посёлке  вместе  со слепой  бабушкой, знатные родители  девочки  погибли  от  рук  разбойников, когда  ей  было  всего три годика. Воспитывала её  все  эти годы  бабушка. 

   Царство-государство, а точнее - королевство, в  котором жила  девочка,  называлось  Храния. Соседнее  царство  называлось Артия. Между  ними  пролегал  широкий  пролив. И вроде бы  всё  было нормально в  их  отношениях.

Как вдруг…

…Лореану одолевало  смутное  предчувствие  какой-то  большой  беды, которое  может вскоре  случиться  с  её  королевством.

   И  вот  как-то  раз, когда  ей  исполнилось  10  лет, она  шла  по своему  посёлку, и навстречу ей  попалась  соседка:

-  Лореана, дитя  моё, слышала  новость?

-  Какую, тётя Марта?

-  Весь посёлок уже  об  этом знает… Артия  пошла  войной на  наше королевство…

-  Когда  это случилось? – тревожно  спросила  девочка.

- Позавчера, в среду… Принц  собирает  войско, но  силы  артийцев  втрое  превосходят  наши. Боюсь, как  бы  нас  не  завоевали, - говорят, артийцы  очень  жестокие, безжалостные, и перво-наперво  забирают  к  себе  в  наложницы и жёны наших  красавиц. За  эти три  дня  артийцы  продвинулись  на  70  миль  вглубь нашего  королевства, они  убивают, грабят, насилуют, не  щадят  никого, - ни стариков, ни  детей, ни  тем  более  взрослых  мужчин, все  дома сжигают, а  красивых  девиц  угоняют  в плен… Уже  были случаи, когда наши  хранийки  мужественно  противостояли  захватчикам, и  несколько  врагов были  отравлены  девушками… Что  теперь-то  будет с нами, войско  артийцев  уже  в  трёх  днях  пути  от нашего посёлка?!

   Лореана  задумалась. Ей  всего-то  пошёл одиннадцатый годок, бабушка  слепая, а  выживать  надобно…  С  этими  мыслями  она  поблагодарила тётю Марту  за  сообщение, а  сама  пошла  в лес, за  грибами. В  их  доме  всё  равно  было  хоть  шаром  покати. Несколько  сухих  лепёшек, немного  крупы  да  сушёные  яблоки, вот и весь провиант. Так  что грибы  привносили  хоть  какое-то  разнообразие  в  пище, благо, их  в  лесу  было  видимо-невидимо!

  Зайдя  в  лес, Лореана  стала  собирать  грибы  в  лукошко. Вот  ей  попались  первые  подберёзовики, затем пошли  белые, маслята  и  поддубники. Постепенно  углубляясь  в  лес, увлёкшись  сбором вкусных красавцев с толстыми ножками, девочка  не  заметила, как  забрела  в  совсем  глухую  чащу. Густые буреломы, страшные  чёрные  овраги,  нагромождение  больших  деревьев  с плотной  листвой  и кронами  создавали  полумрак  в  этой  части  леса, и у  Лореаны  появилось ощущение  того, что  сейчас  что-то  произойдёт… На ветвях  густых раскидистых сосен сидели  филины, громко  ухали  в  глубину леса, где-то далеко на лугах  стрекотали  кузнечики, слышно  было  кваканье  лягушек  с  ближайшего  болота…

   Она  медленно  шла  вперёд, внимательно  вглядываясь  в  полумрак. Вдруг  мимо  её  уха  со свистом  и визгом  промчалась  летучая  мышь,  и тут  же  зависла  вниз головой  на  ближайшей  от  Лореаны  ветке  огромного  дуба, вцепившись в неё когтями...  Девочка  была  не  из  пугливых, но  от  неожиданного  появления  перепончатой «летучки»  она  оступилась, зацепившись  за  какое-то  бревно. В следующий  миг  она  уже  падала, кувыркаясь,  в  глубокий  овраг. Лукошко  выпало  из  рук, весь  грибной  улов  рассыпался, и  через  пару  мгновений  Лореана  уже  лежала  на  дне оврага  с исцарапанными  в  кровь  руками. Кое-как  отдышавшись, она встала, поглядела  на  свои руки, подумала: «Ничего, пустое, -  царапины  быстро  заживают…»  Затем  отыскала  лукошко  и стала  собирать  все  рассыпавшиеся  грибы. Некоторые  из них  в  момент падения  девочки  откатились  на  добрый  десяток  метров. Лореана поочерёдно их  собирала, думая  только  о  том, как  бы скорее вернуться домой и накормить  бабушку.  Внезапно  перед  её  глазами  в  густой  траве  что-то  тускло  блеснуло.  Девочка  поставила  лукошко  на  землю, разгребла  траву, и  перед  её  взором  предстала  такая  картина: в  неглубокой  травяной нише, присыпанный  мхом  и ветками, лежал  чудесной  работы  боевой  меч, как  будто  даже  новый! 

  На  его клинке  красовались  сплошные  узоры  и  какие-то  надписи. Рукоятка  меча  была украшена  инкрустацией с небольшими красными  и голубыми овальными  драгоценными камнями. С первого взгляда было  видно, что  меч  сей  -  ручной  работы, и стоить  может  очень  дорого! Но  Лореана о цене даже  не  думала, -  она  восторженно  держала  в  руках  подарок  судьбы! Меч  оказался  на  удивление  лёгким. Но  самое интересное  и  восхитительное  для  девочки  заключалось  вот  в  чём:  как  только  она  взяла  его  двумя  руками  и немного  приподняла  над  землёй, клинок меча тут же  засветился  еле  заметным  голубоватым  свечением!

Выбравшись  из  оврага  вместе  с  лукошком  и мечом, она  отправилась  искать  дорогу  домой. Долго  ходила  она  по  лесу, и  забрела  в  ещё  более  глухую  чащу, где  буреломов  было гораздо больше, идти стало намного труднее, сплетённые  ветки  низко  нависающих  деревьев  как  бы  намеренно  тормозили её движения, цепляясь  за  одежду. Трижды  девочка  застревала  в  этих  ветках, но  вновь  найденным  мечом  рассекала их  и шла  дальше. Она  уже  порядком устала.

   «Как бы я тут пробиралась без  меча?» -  подумала  она. «Что  это за  глухая  чаща? Я  такой  не припомню… Сюда  и врагу-то  страшно  будет соваться… Да  и что ему  тут  делать, -  никого вокруг…» - Так подумала  девочка, как  вдруг  учуяла  еле  уловимый  запах  дыма. «Очень хорошо! Дым есть, значит, там  и люди  должны  быть! Пойду-ка  я  туда».

 И  она смело  устремилась прямо на  этот  запах. Через  несколько минут  из  чащи  вынырнул небольшой, но красивый, весь вертикально покрытый  соломой, домик, на  крыше  которого  из  трубы  сочился  столбик  молочного дыма.

«Вот откуда  дым!  Интересно, кто здесь живёт?» 

Подойдя  к  двери,    она  постучала. Никто не ответил…  Она ещё раз постучала. Опять  молчок. Тогда Лореана решила заглянуть  в  это  лесное  жилище. Потянув ручку двери на себя, она легонько отворила дверь и зашла вовнутрь…

Удивительные вещи предстали её взору! Со стороны  леса  домик  казался маленьким  и неприметным. Внутри же он оказался  просторным  и  высоким, в  несколько комнат.

  По   деревянным стенам  были  развешаны  какие-то рога, мечи, ножи, клыки  на связках, пучки  трав, странные  маски, и много  чего ещё.

  В  углу  дома  стояла  большая  печь, -  в ней весело  горел  огонь.  Посередине  центральной  комнаты  стоял  широкий, крепкий  стол, на  котором  Лореана  увидела  ковш с водой, две миски, ложки, большой нож, горку лепёшек, три огурца, пучок  зелени, солонку, туесок  с мёдом и дымящийся чугунок с крышкой, из которого  чем-то вкусно  пахло. Вокруг стола  в  ряд  были  расставлены  стулья  с высокими  спинками. Всего пять. Только сейчас  девочка  сообразила, что  проголодалась. Окликнув  ещё  раз  хозяина, для  порядка, и не  дождавшись  ответа, она  подошла  к столу, присела, положила  меч и лукошко на  соседний  стул и открыла  крышку  чугунка. Оттуда  повалил  пар. В  чугунке  была  свежесваренная  каша  с  небольшими кусочками  грибов. Она  не  выдержала, - голод  брал  своё, - присела, положила  себе  в  миску несколько ложек этой каши, нарезала  один  огурец  кольцами, отломила  кусочек  лепёшки  и  принялась   уплетать  за  обе  щеки  вкусную  снедь.  Через  пять  минут  с  кашей  было  покончено, Лореана  почувствовала  сытость, и тут  её  сморило  в сон.  Захватив  свою ношу, она прошла  в  соседнюю  комнату, меч  сунула  под  подушки, лукошко  поставила  на пол, а  сама  прилегла  на  кровать, укрылась одеялом  и  тут  же  уснула…

  Снился ей  какой-то  горячий бой, большое  войско, она сама  с  мечом  на  белом коне, какие-то белые  и синие знамёна, а  затем из тумана выплыл жуткий костёр, рядом с ним  жрецы  в чёрных  одеждах, палач  с  факелом  в  руке, и  высокий багровый огонь...

… Очнулась она  от  чьего-то  прикосновения. Открыв  глаза, увидела, как  над  ней  склонился  старец.

    Седая  борода  его  ниспадала  до  пояса, взгляд  был  мудр  и  светел.

-  Проснись, милая! -  старец  тормошил  девочку  за плечо, -             

- Кто  ты  и откуда?  Как сюда  попала?

- Я  заблудилась, дедушка. Ходила, ходила по  лесу,  и вот  пришла  к вашему  дому.

 Я из  посёлка, меня  зовут  Лореана.

Услышав  это  имя, старец  переменился  в   лице:

-  Ты  -  Лореана? – переспросил  он, -   удивительно, но тебя  мне сам Бог     послал.

-  Чего  же  тут  удивительного, дедушка? - села  на кровать  

окончательно  проснувшаяся  девочка.

- А  удивительно  то, милая, что  мне тебя предсказали, когда  ещё я был

молодым.

- Как  это? – не  поняла  девочка.

- А вот так… -  и  дед  принялся  рассказывать:

 «Мне  было  25  лет, когда  я  только  начинал  учиться  магии. Именно тогда  ниоткуда  явилась в  дом  к  моим  родителям странная  косматая  старуха, но с глубокими  огромными  глазами, казалось  бы, глядящих  тебе  прямо  в  душу. Она говорила  со мной  наедине, в  моей  комнате…»

-  Что  же  она  вам  сообщила, дедушка? -  с нетерпением  спросила  Лореана.

    Старец  присел  на стул  напротив  кровати:

-  Она  сказала, что  когда  я  буду  жить  в  глухом  лесу  как  отшельник  и маг, то начнётся  большая  война. В  день, когда  я  получу  это  известие, ко  мне  в дом  явится  великая  Дева  со  священным  Мечом, которая  эту  войну  остановит  и даже  выиграет! И  я  должен  буду  кое-чему  научить  её… Вот  я  и  размышляю, -  не  ты  ли  та  Дева?

- Дедушка, ну  какая  же  я  великая? Я ещё маленькая… дедушка, смотрите, я  сегодня  нашла  вот  это, -  и  Лореана  осторожно  достала  меч  из-под  подушек.

   Старец  отшатнулся… Удивление  и  восхищение  было написано  на  его  лице.

- Это тот  самый  Меч! -  он  бережно  взял  его  на руки, разглядывая  узор, - тот самый, который  сто лет назад древние  маги  вручили  славному  князю-воину  Радегасту. После  его гибели  Меч куда-то исчез, многие  пытались его найти, но тщетно. Он  заряжен  особой  энергией, чёрные  жрецы  боятся  именно  этого  Меча! И  жаждут  его заполучить! Где  ты  его  нашла, дитя  моё?

-  Здесь, недалеко…

- Теперь понятно, куда  его спрятали  слуги Радегаста… Значит, ты  и  есть  та  самая  Дева, которую мне предрекли!  Ну что  ж, долгонько  тебя  я ждал…  Будь как  дома!

- Дедушка, у  меня в посёлке осталась  моя  бабушка, она  слепая, и  ждёт  меня  из лесу с грибами.

-  Тебе опасно  возвращаться  к  себе  в  дом, -  за тобой  уже  началась  охота, но ты  ещё  не  знаешь  об этом…

-  Как это  -  охота? -  не поняла  девочка, -  меня  что, хотят  убить?!?

- Да, моя  хорошая, тебя  уже  ищут  чёрные  маги-жрецы, но  волшебный  лес, где  ты  нашла  этот  Меч, скрыл  тебя  от  их  глаз. Тебе  нужно  остаться  здесь, у  меня. У  нас  с тобой предстоит несколько лет  обучения. Я  многое должен тебе открыть. Ты  очень вовремя  здесь  появилась…

-  А как же  бабушка? Я  не  могу  оставить  её  одну.

-  За неё будь спокойна, - завтра же мой человек поедет за  ней и привезёт её сюда.

-  Это  правда? -  радостно  воскликнула девочка, вскакивая с кровати.

-  Правда, правда…   Тебя  неспроста  занесло  в  этот  лес  и  ко  мне. Тебя  велИ!

   И привели куда  нужно  -  прямо ко  мне  в  домик!

-  Где  находится  ваш  дом?

-  У  мельницы, второй  справа…

- Значит, завтра  же  я пошлю  человека  за  твоей  бабушкой… Можешь не  безпокоиться…

  Лореана села обратно и вся  засветилась, как  солнышко. На коленях  у  неё  лежал  священный меч, она  ласково  поглаживала  его  рукоятку.

-  А  Меч  этот  -  твой, раз  именно  ты  нашла  его -  произнёс  старец, - он  тебе  ещё  сослужит  хорошую службу.  Тебе нужно освоить  и сам Меч, и свою  энергию, а самое главное, познать  свой  путь… Но  для  того, чтобы научиться им владеть, да  и многим  другим, тебе  просто необходим  тот, кто  знает  все  тонкости  боевого  искусства, тот, кто  может  помочь  тебе  пробудить  в  тебе  скрытые  возможности и  твой  воинский  дух, чтобы  он  засиял  на  всю  страну…

-   И кто  же  этот  «тот»?  -  спросила  маленькая  любопытная  заблудишка.

-  Разуй  глаза, -  он, который "тот", -  перед  тобой!  Тебя  неспроста  привелИ  ко мне  в  дом… Домик-то волшебный, непростой… Снаружи  вроде  маленький, а внутри, как  видишь, просторный. Сейчас, если  хочешь, отдохни. Потом, когда встанешь, еда  в  печи. А  мне  нужно  отойти  на  несколько часов.

   Старец  ушёл, а  девочка  вновь  легла на  кровать, ни о чём  больше  не  заботясь, и уснула  сладким сном…

  Снилось  ей, будто  она  разговаривает  с королём, шепчет  ему  на ухо  какие-то  слова, а  король согласно  кивает  головой, улыбаясь  и  поддакивая… Снилась  золотая  корона  у  него  на голове, усыпанная драгоценными каменьями, его  свита  во время  коронации, крики  ликования  толпы, когда  они вместе  вышли  на  улицу  возле  собора…  Но  при  этом  у короля  была  за спиной  какая-то  зловещая  тень, чёрная, пречёрная, как  будто  некто  очень  злобный  и  жестокосердый  стоял  за  ним… Очень  не понравилась девочке  эта  жуткая  тень, и  она  проснулась  от  гнетущего  ужаса… Она  решила, что  это  был  какой-то  неправильный  сон… Не  ведая  о  том, что ей  через  сны ей кто-то показывал  то, что  будет, но  в виде  загадок – поди, разгадай, что  за  тень  за  спиной  у  короля?...

Кайден.

….На  следующий  день  в  домик  старца  привезли  бабушку  Лореаны. Радость  девочки  была  безгранична! Она  очень любила  её, ухаживала, кормила, и часто  они  вдвоём  беседовали  на разные  темы. Вот  и сейчас  старушка  обрадовалась, успокоившись, что внучка  рядом, что  они  опять вместе.

   Бабушку  поселили  в  одной  из комнат. Старец  сказал, что  она  будет  жить  здесь  столько, сколько  понадобится, - скорее  всего, до победы  над  артийцами.

- А  у  нас  с тобой, милая, с  завтрашнего  дня  начинаются  занятия. Тебе  же нужно  освоить Меч, и  не  только? Ты  готова? – спросил  дед.

- Да, готова! -  с  радостью  ответила   девочка.

- Значит, так, Лореана… Меня  зовут  Кайден. В  нашем народе это имя означает «воин». Буду  учить тебя воевать  по-настоящему! Обращение  с Мечом -  первые  занятия. Меч  необычный, волшебный – он  напитан  личной  энергией  Радегаста. Поэтому  перед  тем, как  овладеть  искусством  боя  со  священным  Мечом, тебе  нужно  научиться обращаться  с этой  энергией. Ладно. Всё  это  начнём  с завтрашнего  дня. А  пока  помоги  мне  с  дровами…..

…С  утра  Кайден  натопил  печь, в  доме  стало  уютно  и тепло. На  дворе немного  похолодало. Несмотря  на  это, они с Лореаной  начали  занятия, как  и  обещал  старец.  Каждый  день  он  учил  её  держать меч, отбивать  удары, наносить удары, в  том числе  и обманные, учил серьёзным  захватам и приёмам в рукопашном  бою, на случай, если  меч  выбьют из  рук, учил  владеть собой, управлять  своими  энергиями. Каждый  боевой  элемент  Лореана  отрабатывала  сотни  раз, чтобы  довести его  до совершенства. Старец  учил  её  сражаться  с  помощью арбалета, лука и стрел, обычной палки,  посоха, копья, топора, кинжала  и  ножа. Учил  также  держать  щит  и  грамотно  им пользоваться. Отдельные занятия  были посвящены сетям:

- Запомни, внучка, сети  бывают  рыбацкие, а бывают боевые. С помощью  боевых  противника  можно  накрыть, обезкуражить  и свалить  с ног, а там  делай  с ним  чего  хошь… - говаривал  при этом  мудрый лесной  отшельник.

 Спустя полгода старец  стал  учить  Лореану искусству  ясновидения, телепатии и яснослышания Затем пошли уроки стратегии ведения боя, и новейшие знания об артиллерии - бомбардах. Девочка  схватывала всё  на лету. Довольно  быстро  она научилась  держать меч, наносить  грамотные  удары, овладела  техникой десятков  обманных  ударов. Она  училась, и одновременно, в свободное  от  занятий время, помогала  Кайдену  по  хозяйству. Топила  печь, готовила  еду  для всех  троих, ходила  за  водой  к лесному роднику, и  в  лес  за грибами  и  ягодами.

  Они пекли свой  хлеб  из муки, которую  старец  привёз  ещё  давно  с  мельницы, -  несколько  мешков.  Соль  и  растительное  масло  дед  добывал  в  посёлке, в  обмен  на  целительство  и  на  сушёные  целебные  травы.

…Так, в  заботах  и занятиях,  прошло  три  года. Лореане  исполнилось 13  лет. Она подросла, окрепла, русо-золотистая   коса  её  спускалась  до пояса, черты  лица девочки оформились, образуя восхитительную  красоту! Глядя  на  неё, сердце  радовалось  у  старика  Кайдена. Не  зря  он её  учил, ох, не зря!  Эта  Дева  ещё  покажет  врагам, кто  есть  кто  в  Хрании! Огонь боевого духа, горящий  в  глазах  у  девочки, уже  сейчас  производил  глубокое  впечатление, а  что  же  будет  тогда, когда  он разгорится  в  полную  силу?

  Как-то  раз зимним вечером  они  вдвоём  сидели  у  тёплой  печи и  тихонько  разговаривали, -  бабушка  спала  в  своей  комнате, за  окном  вьюга  пела  свои  снежные  песни…

-  Знаешь  ли  ты, Лореана, что  в  твоих  телесных  оболочках  живёт  дух  Творца?

-  Как  это?  Дух  самого  Бога?

- Да, Дух  Самого… Он  есть  в каждом, но не каждый может  этот Дух  воспламенить, чтобы  он  ярко горел… Не  каждый  способен  узнать  путь  этого Духа, его  тайную  тропу, чтобы  идти  с ним в  такт, в  едином ритме, в ногу. Стоит  человеку  свернуть со своего  пути, нарушить  ритм  своего  тела  по  отношению  к  живущему  в нём  великому Духу, как  человек  может  заболеть  и умереть  от такого  несоответствия. Живой Дух  Бога  живёт  через  тела  всех  людей, в виде  живой  энергии, и лишь  единицы  могут  этот  Дух  превратить  в  сияющий  факел, который  будет  освещать  ясный  путь  для  своего народа, вдохновлять на  битвы, побеждать  врагов  в  этих  битвах, - те, кто  может  так  сделать, становятся  прямыми  посланниками  Бога…

-    Как  это  возможно, -  стать  посланником  Бога? -  спросила  Лореана.

-  Возможно… -  ответил  Кайден, - только  этот  путь  достаточно  опасен – чёрные  жрецы  тоже не дремлют.  И  стараются  посланников  Бога  уничтожать, так  как  их  Свет  для  них  губителен! Ты  же, моя  девочка, посланница  Бога  по  рождению, -  этот  Дух  в  тебе  настолько  живой, что  иногда  я  даже  удивляюсь, -  как  может  такой  мощный  Свет  удерживаться  в  таком  маленьком  теле?! Оказывается, может…

-   Дедушка  Кайден, объясните  мне, почему  это я  - посланница  Бога?

-  Понимаешь, милая, когда  ты  родилась, то  душа  великой  Святой  Девы  вошла  в  тебя, наверное, для  исполнения  какой-то важной  задачи… Я-то это ясно вижу. Но ты  и сама  это  должна  чувствовать…

Девочка, глядя  на  огонь  печи, задумалась…

 …Однажды  Лореана  пошла  к роднику с  двумя  вёдрами. Спустившись вниз, под гору, она  стала  набирать  воду, как  вдруг  почувствовала, что  за спиной  у  неё  кто-то  стоит. Обернувшись, она  чуть  не  зажмурилась -  три  светящиеся  фигуры  в  золотом сиянии  стояли  перед ней. 

- Не  бойся, Лореана! Мы  не причиним  тебе  никакого  вреда.

- Кто  вы? – спросила, дрожа, девочка.

- Мы  - посланцы  Единого. Пришли  сообщить  тебе,  в  чём  будет  состоять  твой  Рок  и твой  Путь.

-  И в  чём  же? – она  уже начинала  догадываться, кто  говорит  с ней.

- Тебя  привели  к  мечу  три года  назад, а  затем  ты нашла  Кайдена. Он - наш  человек. Его  задача -  научить тебя. Твоя  же  задача -  справиться  после   обучения  с  целым войском  Артии, изгнать  их   навсегда  из пределов Хрании. Осталось  ещё  три  года, и ты  будешь готова  к  выполнению  своей   миссии.

Слушайся во всём старца… 

С этими словами фигуры исчезли, как будто  растворились  в воздухе.

   Придя  в дом, она  рассказала  Кайдену  об  этом.  

   Тот  улыбнулся:

 - Значит, ты  на верном пути!  Тебя ведут  Высшие  Силы. Главное, будь  уверена  в этом, что бы  ни случилось…

*** *** ***

   Жестокая война  артийцев  против  хранийцев  продолжалась, -  вопрос  состоял в  том, какого  правителя  ставить  в  этом  королевстве… То  ли  местного  принца  Бастиана  -  в  качестве  марионетки, то  ли  его  двоюродного  брата – герцога Брунгаста, воюющего за Артию, то ли Эдвина, сына  артийского  короля, также  молодого  и амбициозного  принца. Брунгаст  занял  вместе  с артийцами  самый  крупный  и доходный город  королевства после  Пармии – Корнеан. Во всём хранийском королевстве его  считали предателем  и изменником. Выбить  его  из  сильной крепости Корнеана  было  до сих  пор  невозможно. Королевские  войска  Хрании, измотанные  многолетней  войной, уставшие и голодные, не  представляли  особой  опасности  для  откормленных  и  сильных  воинов  Артии.

  Силы  были  слишком неравными...

  Старый  король Хрании, Фердинанд, отец  Бастиана, медленно  умирал  уже  много  лет. В случае  его  смерти, по завещанию  престол  переходил  к  Бастиану.

Это был молодой повеса, некоронованный  принц 25  лет, пока ещё  не  король, но все придворные и гости называли его не иначе  как «Ваше Величество!». Он, будучи уверенным в том, что отец  скоро  умрёт, и он, Бастиан, скоро  станет  королём, потребовал  от  челяди  и  двора  называть  его часто: «Мой король!». Таким  образом, он  укреплял  свою  власть  за  счёт  верности  и  преклонения  перед  ним. Почти  два  раза  в  неделю молодой  принц  закатывал  знатные  и дорогие  пирушки  и балы, несмотря  на  то, что на полях  страны  велись  ожесточённые  бои  с  неприятелем. Полководец  из  этого  принца  не вышел, -  он сам  доверял  больше  своим  военачальникам, чем  самому  себе. Вся казна страны находилась в  распоряжении  этого легкомысленного принца  вот уже  шесть лет. Да  и то  она порядком  поистощилась.

Многие  вельможи, князья и военачальники Хрании были против чужого короля и его вассалов, поэтому  война  приобрела  затяжной  характер.  Артийцы  заняли  несколько десятков городов, разграбили  их, дошли  и  до  посёлка, где  раньше  жила  Лореана. В  их  доме  поселились  артийские  разбойники -  несколько  сержантов  вражеской  армии. В  густую  чащу  никто  из  неприятелей  не совался -  уже немало случаев бывало, когда  в лесу  находили  убитых  артийцев, -  кого  стрелами  поразили, кого мечом, кого  топором. Сходили враги за грибами… В  общем, артийцы  сами  боялись  ходить  в  лес, даже  группами. Поговаривали, что  где-то  далеко  в  лесу  скрывается  большой  отряд  мстителей. Но  видеть их  никто  не  видел… Это наша Лореана, в одиночку тренируясь  на врагах, тщательно маскировалась, поэтому  никто  её  и не видел...

*** *** ***

 Прошло  ещё  три  года.  Занятия со  старцем  продолжались. Девочка  превратилась  в  ослепительной  красоты  девушку. Формы  её  округлились, налились  живительными  соками. Годы обучения  у  мудрого  старца  пошли впрок, - девушка  стала  настоящим  бойцом, - смелой, отчаянной, мужественной, прекрасно  владеющей  Мечом и всеми видами оружия. Она  овладела  также  ясновидением, телепатией, искусством  стратегии ведения  боя, придворному  этикету, звонкой  постановкой  голоса, искусством  владения  своими чувствами  и  эмоциями. Глядя  на  свою воспитанницу, Кайден  искренне  радовался. За  эти годы она  ему  стала  как  внучка, и  жаль  было  с ней  расставаться. Но великая  миссия  девушки  звала  её  за собой  -  старец  не имел права  вмешиваться  в эту  миссию. Собственно, ради неё  он  и готовил  Лореану  целых  шесть лет…      

 …Бабушка  её  намедни тихо  ушла к  звёздам  во сне. Они  с  дедом  схоронили  её  по  старинке - на  небольшой  полянке  развели  большой костёр, да  и возложили  сухонькое  тело  старушки  на  него. Огонь  быстро  сделал  своё  дело, и  через  некоторое  время  от  её  тела  осталась  кучка  пепла.

- Ну, вот  и всё! Душа  её  теперь  прямо  в  Ирий Небесный попала, минуя  чистилище, с помощью  огня. А  пепел  положим  в  кувшин, и  вот здесь, под  деревом, зароем…

    Исполнив  древний  ритуал захоронения, старец  позвал  девушку  в  дом.

-  Лореана, внучка!  Теперь  ты  готова  идти  к  принцу. Помни, чему  я  тебя  учил. Ты - посланница Бога. Поговори  с  принцем, докажи  ему, что ты  способна  на  многое, и  он  даст тебе  войско  в  управление. Ты  возглавишь войско, -  солдаты, завидев  такую  красавицу, будут  тебе  преданны  и верны, как никому. Тебя  будут  любить  и  боготворить  тысячи  людей  по всей  стране. Дальнейший  твой  путь  укажет  тебе  сам  Бог. Хочу  предупредить тебя – принц  считает  себя  уже  королём, и  он  устроит  тебе  испытание… Выдержишь  его – получишь  войско. Не  выдержишь, -  тебя  с позором  изгонят  из  дворца.

-  Какое  испытание, дедушка Кайден?

-  Я  не могу  тебе  этого сказать  -  оно покрыто тайной... Единственное, что  имею право  подсказать, -  в  этом  испытании  тебе  помогут  мои  уроки  ясновидения…

- Ну, а  сейчас  давай  приготовим  тебя  в  путь…  Завтра  на  рассвете  я  тебя провожу  до опушки, там останется  немного  и  ты  выйдёшь  из  леса, пойдёшь  в  Пармию, столицу  королевства, прямо  к  дворцу  короля. Это  твоя  ближайшая  задача. Меч  твой  забирай  с собой.  Он  будет  спрятан  в  ножны, которые  я  тебе  пошил, -  и старик  достал  из-за  печи  кожаные  ножны. Лореана  примерила  -  Меч  идеально  в них  лёг, как  будто  там  и  родился!

-  Вот  тебе, внучка, простая  холщовая  рубаха  до полу, и  пояс. Так  тебе  гораздо  лучше  будет  объясняться  с  принцем.

   Кайден  достал  свежую  белую  рубаху.

-  Примеряй!

   Лореана  надела на  себя  рубаху  -  она пришлась  впору.

-  Ну, вот  ты  и  готова, красавица моя! Осталось  только пояс  завязать.

-  Дедушка!  Скажи  мне, а  как  меня пропустят  во  дворец? 

   Никто  ведь  меня  не знает...

-  За  это  не  безпокойся, -  ещё  годок  назад  мои  доверенные  люди  распустили  слух  по всей  стране, что скоро придёт  ко двору принца  священная  Дева-воин, спасительница  Хрании, и  получит  от  него  войско, и  во  главе  его сокрушит   неприятеля. Тебя  уже ждут, только  не знают, когда  точно ты  придёшь…

  Через  пять дней  ты  уже будешь  разговаривать с  будущим королём.                           Испытание  он  готовит  тебе особое -  для  того, чтобы  проверить, -  ты на самом  деле та самая  Дева, или самозванка?

-  Я поняла, дедушка…

-  Ну, раз  поняла, то  ужинать  и спать…

*** *** ***

   Ранним   утром, ещё затемно,  они  собрались  в  путь. Кайден  положил ей  в  котомку  несколько  лепёшек, кусок сыра и сушёных грибов. Лореана  прикрепила  на  бёдра  ножны  с мечом,  затем  надела  холщовую  рубаху, подпоясалась, и со стороны  вовсе  не  было  заметно, что  у  этой  красавицы  под  рубахой  находится  настоящий  боевой  меч.

   Они  вышли  из  домика, и  долго  шли  по лесной  чаще. Вокруг  заливались  трелями  птицы, ухали  филины  и совы, перекликались  кукушки  по всему  лесу.

По  дороге  они разговорились. Лореану  интересовал  один вопрос:

-  Дедушка, а  как  Меч  Радегаста  попал  в  этот  лес?

- О, это давняя история. После  последней  битвы  князя он  был  спрятан  его слугами  вначале на  мельнице  в  сорока двух  милях  отсюда. Но  чёрные  жрецы  выследили местонахождение  Меча. Тогда  слуги  князя, исполняя  его волю, под покровом ночи  тайно вывезли  оружие  в  этот  лес. Никто не  знал, где они его точно спрятали, только  двое  слуг. Один  из них  пришёл  ко мне  и сообщил, что  Меч  спрятан  в надёжном  месте, и  ждёт  нового  хозяина, - смелого воина. Чёрным жрецам  нужно  было  во что  бы  то ни стало  добыть  этот Меч, так как  знали, что  именно священный  Меч  дарует  огромную силу  своему  хозяину! Только  не  знали  они о  том, что меч  может служить  только  добру, и  знАком  к  этому  будет  голубоватое  свечение  клинка. Когда  ты  взяла  его  в  первый  раз  в  обе руки, ты  что-то  увидела?

-  Да, дедушка! Он  засветился!

- Вот   тебе  и ответ… Злу  служить не может. И  знай, в  минуты  большой  опасности  во время  битвы  Меч  этим свечением прикроет  тебя  от  ранений…

И  в  твоих  руках  он  будет  живым  и  непобедимым!

  Они  замолчали. Старец  вёл  Лореану  потайными  лесными  тропками. Через час  они  вышли  на  большую поляну. 

-  Здесь  мы  расстанемся, Лореана. Теперь  ты  - воин  Бога, и тебе на Роду написано остановить  кровавую  войну. Помни, моя  девочка, о главном -  только  твоя  Любовь  и великодушие, проявленные  к  людям,  сделают  то, чего  не смогли сделать  военачальники, князья  и  бароны Хрании -  изгнать  захватчиков  с  нашей  земли  и  установить  мир… А  теперь ступай, здесь  осталось чуток, и ты  выйдешь  из  леса. Да, и  вот  ещё… Возьми  это, - и  Кайден что-то вложил  ей  в  руку. Она  раскрыла  ладонь – на  ней  блестели  семь  золотых  монет…

- ?!??? – девушка  изумлённо открыла  рот.

- Бери, бери, - мои старые припасы. Этого тебе  вполне хватит  на  постой  при  харчевнях, путь  не близкий. И  ещё  останется. Встретятся  враги на  твоём пути, - руби их  без  жалости, как  я  тебя учил! Обычно  они  ездят  на  лошадях  по  трое-четверо, для  тебя  это  сущие  пустяки. Ты  одна  теперь  стоишь  добрых двадцати  вражеских воинов. Но  больших  скоплений  войск  старайся  избегать, а  иначе  могут  пленить  тебя  верёвками или сетями, и  тогда  будет очень тяжко вырваться…

- Я  поняла, дедушка  Кайден… Я  справлюсь. Благодарю  тебя  за всё.

- Будет  тяжко, -  зови меня  громко, и я приду  на помощь. Всё, что  в моих  силах, я  сделаю  для  тебя.

  Они  крепко  обнялись, старец  взял  её  голову  в  свои руки, и  прислонил  свой  лоб  к  её  лбу:

- Получи  мою  Силу! Эта  сила -  обережная… Будет  беречь  тебя  повсюду… -  а  затем  тихо  добавил: «Благословляю  тебя  на  бой  с  тёмной  силой… Да  пребудет  с тобой  Сила  Творца!» И  опустил  ей  капюшон на лоб, скрыв  в  нём  лицо  её…

…Девушка  зашагала  в  сторону  посёлка. Старец  долго  стоял  на  лесной  тропинке, пока  её  фигурка  не скрылась  из  виду  в густой  зелени леса…

  Он  думал  о том, как  трудно будет  ей  одной, -  маленькой, хрупкой  и  на  первый взгляд  такой  беззащитной  девушке, - завоевать доверие  принца, военачальников  и всего войска… Но она справится! Ведь  недаром  прошли  эти  долгие  шесть лет.  И теперь  она  -  очень сильный  и  обученный  воин…

 

     Поход.

   Лореана  шла весь  день  по  просёлочным  дорогам. Проголодавшись, приседала  в сторонке  от  дороги, и  подкреплялась  снедью, которую  ей  положил  Кайден. Затем  следовал  короткий  отдых,  и  она  отправлялась дальше  в  путь.

  К вечеру  девушка  добралась до  одной  из  придорожных  харчевен.

 Войдя  внутрь, не  снимая  капюшона, она  увидала  в  тусклом свете  масляных  фонарей  такую  картину:  трое  стражников  пили  брагу  за  одним из  столов, гоготали  и  жрали  мясо, громко  отрыгивая, - их  копья стояли  у стены, на каждом  из  них  сверху  были  нахлобучены  шлемы. Остальная  публика  не представляла  опасности, -  обычные  путники, купцы, бродяги, ремесленники, -  сидели  за  разными столами  и  ужинали. Ежели  не обращать пристального  внимания, то её  смело можно  было  принять  за  очень молодого  юношу, странствующего  в  одиночку. Усевшись  за стол, и  подозвав  хозяина  харчевни, Лореана  заказала  хлеба  с  молоком и сыра. 

   Тучный  хозяин  презрительно  уставился  на  неё:

-  Платить-то  чем  будешь?

   Лореана  достала  золотую монету  и показала ему:

-  Вот… Этого  хватит  на  ужин  и ночлег?

Хозяин  удивлённо  осклабился:

- Этого  даже  много, уважаемый… Ночлег  и ужин  стоят  всего  1,5  дуката.

  А  здесь  все  сто  будет. Придётся  вам сдачу  дать.

-  Скажите, любезный, у  вас  конь  есть?  И могу  ли  я  купить его?

-  Конь  найдётся… Три  золотых, и  он  ваш, уважаемый  путник.

  Лореана  намеренно  говорила  грубоватым голосом, дабы  не выдать  себя, что она  - девушка. В  тусклом свете  харчевни  вряд  ли  кто смог  бы  разглядеть  её  хорошенько.

-  После  ужина  пойдём, глянем на коня. Он  будет  со  сбруей?

-  Да, уважаемый. Сбруя  входит  в  эту  цену.

-  Ладно. Неси  ужин.

…Плотно  подкрепившись, девушка  подозвала  хозяина  и  вручила ему  один  золотой. Тот  уже приготовил  сдачу – целую  пригоршню  серебряных  монет. Вместе  с кошелем.

      Затем  она  попросила  показать  ей  коня.

   Они  спустились  вниз, в конюшню, и  хозяин  вывел из стойла в  коридор  замечательного  гнедого  коня. Тот  пыхал  ноздрями  и  нетерпеливо  бил  копытами  о  землю. Лореана  подошла  поближе, потрепала его по холке, оценила  зубы  коня, сильные  ноги:

-  Хороший  конь!  -  и  ласково  погладила  его по  гриве, -  держи плату за  него.

Хозяин, обрадованный  такой  удачной   сделкой, взял  деньги  и учтиво  спросил:

-  Что ещё  желает  господин?

- Я  хочу спать. Идём, покажешь мне  комнату. Коня  привяжи.

  Утром  отправляюсь в  путь.

-  Идёмте  за  мной, господин.

    Стоящему  рядом  конюху  он  отдал  распоряжение  насчёт  коня.

  Они  пришли  наверх, хозяин  открыл  ключом  дальнюю комнату, Лореана  вошла,  закрыла  дверь,  и  устало  прилегла  на кровать.  Она даже  не  заметила,   как  её  сморил  глубокий  сон…

   Утром, проснувшись  с первыми лучами  солнца, девушка  встала, умылась, и  спустилась  в конюшню.

  Конюх  одной  рукой  чистил  бок её  гнедому  коню  щёткой, а  другой подкармливал  его.  Довольный  конь  хрустел  яблоками и  мотал  гривой, наверное,  от  нетерпения.

-  Ваш  конь, сударь!  -  конюх  подал  ей поводья.

- Благодарю вас!  -  Лореана легко вскочила  на коня, благо  уроки  старца  не прошли  зря, -  он   как-то  нашёл  коня, и учил её  верховой  езде целых пять лет…

  Через  пару  минут  девушка  уже  выезжала  со двора.

  Ей  навстречу  выбежал  хозяин  харчевни:

-  Доброе утро! Уважаемый  господин  даже  не  позавтракал…

-  Некогда  мне. Прощайте, благодарю  за  коня.

   Каким-то  боковым зрением  Лореана  узрела, как  на другом конце  конюшни  спешно  собирались в  путь  те  трое вчерашних стражников, распекая  конюха:

- Эй, ты, пошевеливайся, давай  скорее!  Чего  ты  там возишься? -  покрикивал на  него  один из  них, поигрывая  мечом.

- Подпругу  бы  укрепить  надобно… -  вяло  отвечал  конюх.

  Двое  других, более толстых  и лоснящихся  от жира, подгоняли его:

- Эй, ты, как  тебя  там, бурдюк с вином! Ты скоро  нам  подашь  наших лошадей? Мы  торопимся  в путь, у нас  ещё  дела  есть важные.

-  Сейчас, сейчас, -  и конюх  начал  выводить  коней  на  подворье.

   Лореана  уже  покидала  двор, и краем  уха  слышала  перепалку конюха  и  стражников. Ей  показалось, что  акцент  у  них  какой-то  чужой. Но, отбросив  эти мысли, она пустила коня  в  галоп. Давненько  она  не  сидела  в  седле.

 …Отскакав  добрых   три  мили  подряд, Лореана  отпустила  поводья  на спокойный  шаг. Конь, захрипев, перешёл   вначале  на  рысь, а  затем  пошёл  шагом.  Ехали  они  так  недолго, может  быть, минут  десять.  Как вдруг  девушка  услышала  сзади громкий  топот  копыт. Её  конь  тревожно  фыркнул, заморгал  огромными  глазами, и,  косясь  назад, пустился в галоп.

- Стой! -  натянула поводья  Лореана, - куда  тебя  понесло, дружок?!?

   Конь  убавил свой  пыл  и  вообще  остановился.

   Топот  приближался.

 Девушка  оглянулась, - прямо к ней во весь опор неслись какие-то всадники. Присмотревшись, она  узнала  в них  тех  самых  троих  стражников, которые  утром  в спешке  покидали  харчевню. На всякий  случай  она  нащупала  правой рукой  под  балахоном  рукоять  своего  меча, крепко  сжав  её.

   Всадники  приблизились.

- Эй, путник! Кто  таков  будешь? Именем нашего  короля, слезай  с коня  и  покажи  нам своё  лицо!

-  Чего  надобно  вам?  Зачем  вам  моё  лицо?  -  дерзко отвечала  всадница.

-  Мы  ищем  беглеца  из крепости. Ты  очень похож  на  него… Слезай  с коня.

-  И  не  подумаю! Вам надо, вы  и  слезайте…

-  Сними  капюшон, повелеваем  тебе! -  громко  крикнул самый  толстый  из  них.

«Будь  что будет!  Сниму  капюшон, а  то они  не  отстанут…» -  подумала девушка, и  резким  движением  сдёрнула капюшон, обнажив  копну  золотистых  волос, искрящихся  на солнце.

- Девка! Ей-Богу, девка! -  стражник  помоложе натянул поводья, приблизился к ней, вытаращив  глаза  от  удивления.

Остальные  двое  с  угрожающим видом  подались вперёд.

-  Это не  господин, а всего  лишь  девка!  У  неё  куча  золотых, мне хозяин  шепнул. А ну-ка, милая, давай  их все  сюда. И коня  сейчас нам отдашь, как милая!

   Лореана, недолго  думая, одним махом  выхватила  Меч  и  нацелила  на  негодяев, грозно спрашивая:

-  Вы  кто такие, мерзавцы?  Кто  дал вам  право  грабить путников?

-  Мы-то… Мы  -  артийцы,  а  вот  ты  кто?  Уж  не  из  войска  ли  хранийцев  девка?

- Ах, артийцы!  Прекрасно! Вы-то  мне  и  нужны! -  и  с  боевым  кличем  она стремительно  бросилась на них.

 Стражники  опешили, - такого  поворота  событий  они  никак  не ожидали!

  Но  было  поздно, Меч  яркой  молнией  засиял  в руках  Девы, - удары  её  были точны  и безжалостны!  В  течение  нескольких  мгновений  она повергла наземь  всех  троих  стражников. Одного  проткнула  мечом  насквозь, - тот  захрипел  и  сполз  с  седла. Другому  с маху отрубила  голову, а  третий, самый  толстый, испугавшись, упал с коня и с дикими  воплями  начал  убегать от  разъярённой  девушки. Он  уже  понял, что  Дева  отлично обучена, и  сейчас  пытался  спасти  свою  шкуру…

   Но  Лореана  настигла  его  в  два  конских  скока  и  нанесла сокрушительный  удар  беглецу  по голове. Тот рухнул, заливаясь кровью, и через  мгновение  затих  на  траве.

- Это  вам за наших  стариков, матерей  и детей, за наши  сожжённые  дома! -  выкликнула  она, осадив  коня и  победоносно  оглядывая  поверженных врагов…

  После  чего, нисколько не сожалея о содеянном, спрыгнула  на землю, тщательно вытерла  Меч о траву, вложила его в ножны. Затем вскочила обратно, пришпорила  своего  нового  друга, и быстро  поскакала  по  дороге  прочь… Она  прекрасно  помнила слова  дедушки Кайдена:

    «Встретятся  враги на  твоём пути, - руби их  без  жалости, как  я  тебя учил!»

   Спустя  три  часа  Лореана  уже  подъезжала  к  небольшому  городку. В  целях  безопасности  девушка  полями и лугами объехала  город. Лишние  глаза и  уши  ей  были ни  к  чему.

  К вечеру  она  добралась  до  следующей  харчевни. Здесь  было спокойно, никаких  стражников, народу  совсем  мало, всё  больше  путники. Девушка  попросила хозяина  накормить  и  напоить  коня, а  сама  отправилась  спать.

Принц. Испытание.

 

Вместо  пяти  дней  её  путь сократился  до  двух. Благодаря  коню  Лореана  быстро  добралась  до  Пармии. Столица королевства  ещё  не  была  занята  артийцами, война  проходила в северной  части  страны, а этот большой город  стоял  на  юге.

  Въехав  через северные городские ворота, девушка  спросила  дорогу  к  дворцу  принца. Жители  подсказали  ей, как  туда  добраться. Но  перед  тем, как  появиться  во  дворце, путешественница  решила  заехать  к  цирюльнику  и  состричь  свои  роскошные  волосы, чтобы  они  не  мешали  ей  в  предстоящих  битвах. Цирюльник  хорошо  знал  своё  дело  и  отлично постриг  её  почти  под мальчишку, оставив  волосы  ниспадающими  только  до  плеч. Удивительно, но  короткая  стрижка  ей  шла. Из  глубины  тусклого  зеркала  на  неё  глядело  мужественное, благородное   лицо  молодого  воина, как  будто  высеченное  из  камня, - не хватало  только  усов. Девушка усмехнулась, - можно было бы и усы приклеить! Короткая стрижка только подчеркнула её нежную красоту. Довольная  сделанными переменами, Лореана  вышла  от цирюльника, прихватив  с собой  свои  же  срезанные  локоны  волос. Старец  как-то  сказал  ей, что свои срезанные  волосы  нельзя  никому  давать, нельзя  где-то  оставлять, нельзя  закапывать, пускать по воде, можно  только  сжигать  или  забирать с собой.

  Ещё  через  несколько  минут  её  конь остановился  у  ворот  королевского  дворца. Спешившись, девушка  привязала  коня  к  столбу. Стражники  преградили ей  путь копьями:

-  Кто такая? К кому  идёшь?

- Меня  зовут  Лореана, я Дева-воин, явилась к принцу по важному  делу! – смело  отвечала  девушка, нисколько  не  сомневаясь  в  себе.

-  По какому такому делу? -  недоверчиво  спросил  один  из стражников, грузный  малый устрашающего  вида. Широкие, чёрные усы  его  топорщились  в разные  стороны. Видать, его  не  впечатлила эта  нахальная  девица, - вишь, сразу  к принцу  просится!

-   Суть  дела  я  расскажу  лично  принцу или  главному  министру.

-  Мы  должны  доложить во дворец о  твоём прибытии. Придётся  подождать, пока за тобой  придут.

   Пока  стражники  отдавали  приказ  солдатам, девушка осмотрелась.

  Высокий, с  башенками, королевский дворец представлял  собой  действительно  внушительную  картину: ров  с водой, перекидной  мост, ведущий  к  ещё  одним  крепким  воротам, зубчатые каменные стены с  бойницами, за  которым  виднелось  множество  шпилей, иглами  вонзающимися  в  небо… Даже  издалека  было заметно, что  дворец  строился  не  один  год, настолько  он  был  красив  и величественен. «Достойное  жилище  для  правителя  страны…» -  отметила  про  себя  Лореана.

  Ждать  пришлось  недолго, -  к  ней  уже приближались  двое  придворных  вельмож  весьма  элегантного  вида, -  в  красных  камзолах, расшитых  золотыми  узорчатыми  нитями, в  кружевных  белоснежных  сорочках, в  синих бриджах  с  полосками на боках, на ногах у  них  красовались изящные  башмаки. По всем  признакам  было  явно видно, что эти  вельможи - приближённые  самого принца.

-  Что вам  угодно, девица? -  учтиво  и даже  как-то  заискивающе  спросил  один  из них, подойдя  ближе.

-  Доложите  обо  мне принцу!  Я  знаю, как  одолеть  артийцев  и покончить  с  войной, - выпалила  Лореана  одним  духом. Глаза  её  горели.

- Громкое  заявление! Однако, милейшая, не кажется ли вам, что  вы ошибаетесь? -  заносчиво  ответил  другой  вельможа, скривив  губы  в  усмешке.

- Погоди, Артуан… Не горячись  раньше  времени. Что  у вас  есть  к  принцу? – спросил  первый.

-  У  меня срочное  донесение  с  войны. Касающееся  стратегии  победы. Вы  только  доложите, а  он  сам  решит…

-  Ладно, милейшая, мы  доложим. Как  вас  представить принцу?

-  Меня  зовут  Лореана, я  дева-воин, прибыла  из  волшебного  леса…

-  Как  вы  сказали, -  Лореана? -  переменился  в  лице  первый  вельможа.

-  Да, сударь, именно  так меня  нарекли  отец  с матерью…

-  Это  меняет  дело. Идёмте  с  нами.

   И они  жестом показали ей  следовать  за ними.

   Пройдя  мостик, все  трое  вошли  в  центральные ворота  дворца, затем пересекли площадь  и подошли  к  широкой  лестнице  с  ажурными  перилами, ведущей  внутрь. Ещё  через  минуту они  очутились  в  роскошном помещении:

-  Вот  здесь, в  первом  зале, вам придётся  ещё  немного  подождать, принц  очень скоро  примет  вас… -  пригласил  главный  министр(это  был  именно  он) девушку  присесть  на  роскошный  диван.

    Министр  с помощником  удалились.

    Принц, услыхав  о  долгожданной  посетительнице, воскликнул:

-  Зовите её  скорее!  Впрочем, погодите, Ульрих, пусть немного  подождёт, у  меня  для  неё  приготовлен  небольшой  сюрприз. Нам  нужно  подготовить  его. Зовите  её  через  десять минут.

  Главный  министр  поклонился  принцу  и  ушёл  за  девушкой.

  Надобно  сказать, что  в  этот  день  в  королевском  зале  проходил  приём  многих  гостей, из разных  стран. Здесь  были  посланники  соседних королевств  с  жёнами, военачальники, вельможи, придворная  свита, сановники, крупные  купцы, дамы  и  приближённая  к старому королю и принцу  знать города. Всего в  тронном зале  находилось  около  двухсот  человек.

   Принц позвал  одного  из  своих  закадычных  друзей, местного  маркиза:

- Мариус! Одевай  мою  мантию и садись на  трон, -  изображай  из  себя  принца. Я  же  надену  твои  одежды. Ты  знаешь  меня  много лет, и  сто раз видел, как  я  веду  себя  на  троне.  Эта  девушка, которую  мы ждём, никогда  настоящего  короля или принца в  глаза не  видала. Посмотрим, сможет  ли  она  узнать, кто  же принц  на  самом  деле, или ошибётся. Судя  по  слухам, она  обладает  каким-то особым  даром, -  год назад  приходил  один  маг-волшебник  и поведал мне  о  необычной  воительнице-Деве, равной  которой  нет  во всём  королевстве. Если она  узнает  меня  в  толпе  придворных, то  пройдёт  это испытание, если поклонится  тебе, Мариус, прогоним  её  с позором…

- Слушайте  все! –  и  принц  обернулся  к  гостям, -  сейчас  сюда  войдёт  дева по имени  Лореана, о которой  вы  уже  слышали  и  которую  мы  давно  ждём, делайте  вид, что на  троне  настоящий принц, почтительно  склоняясь  перед  Мариусом. Я  же  затеряюсь  среди придворных, пусть  она  попробует  узнать  меня. А мы  развлечёмся  этой  картиной.

  Толпа  придворных  одобрительно  загудела  в  знак  согласия, - всем присутствующим  пришлось  по  вкусу  такое  приключение, всех  одолевал  неподдельный  интерес  к  новой  девице, которая  вот-вот  появится  в  зале.

- О, Ваше  Величество, как  вы  мудры! -  воскликнула  одна  прелестная  фрейлина, -  такой  сюрприз  могли  придумать  только  Вы!

-  Не время  сейчас  петь  дифирамбы, моя  милая, пусть свершится  воля  Божья…

 …Лореану пригласили в тронный зал. Множество  свечей, горящих  в канделябрах, поначалу  ослепили  её, но ненадолго. Девушка  быстро  справилась  с  собой.

   В  глубине  зала  высился резной, из красного  дерева, трон, на котором  восседал принц, а  вокруг  неспешно прохаживались многие люди, всякий  раз  кланяясь, проходя  мимо  трона… Королевский  розыгрыш  начался…

    Ученица  Кайдена  поначалу  направилась  к  трону, но  по  пути, внимательно  приглядевшись  к  «принцу», она  вдруг  засомневалась  в  его настоящести. 

С  каждым  шагом  её  сомнение  усиливалось  всё  больше  и  больше. Наконец, почти  дойдя до трона, она  остановилась  в нескольких  шагах  от  Мариуса.

-  Ну, здравствуй, девица-красавица! – изогнул  бровь маркиз, -  подойди же ко  мне, поприветствуй  своего принца  как  полагается… 

  Ноги его в  белых башмачках покоились на красной  бархатной  подушке.

   Лореана  молча  и долго  в  упор  смотрела  на  самодовольного лже-принца, который  малость  переигрывал. В кои-то веки  он сидит  на королевском троне и все  перед ним кланяются! Ухмылка  его  не ускользнула  от внимания девушки, а  сердце  ей  тихо  сказало: «Это  не принц… Ищи  его, он где-то  в зале. Ты узнаешь  его, обязательно  узнаешь! От этого  зависит  твоя  судьба…» 

  Златовласка  медленно  повернулась  спиной  к  «принцу», лицом ко всем  придворным. Ропот  изумления  прошелестел  по  рядам  гостей:

-  Она  не  поклонилась  принцу… она  самозванка… нахальная  девица… а глаза у неё какие, - горят, как факелы… - со  всех  сторон  понеслись сдавленные  шепотки. Все  гости, как  ни в  чём ни  бывало, расхаживали  по  залу, шелестя  платьями  и звеня  шпагами, но  всё же украдкой  наблюдали  за  таинственной  гостьей. Дева молча  стала прохаживаться по  залу, внимательно  вглядываясь  в  лица. Её  запылённая  белая  холщовая накидка, - подарок  Кайдена, ниспадающая  до пят, шелестела  по  полу, надёжно скрывая  священный Меч. Наконец, она  остановилась  напротив  какого-то  придворного, который  был  одет вовсе не по-королевски. Он, скорее, был  похож  на какого-нибудь барона или маркиза, судя  по  одежде. Этот придворный мило болтал  с  тремя девицами  в уголке.

   Глаза  Лореаны  вдруг  просияли:

- Ваше  Величество! – тихо произнесла  она, склонившись  перед  ним  в  низком поклоне.

  Все  ахнули, моментально  сгрудившись  вокруг  настоящего  принца.

- Вы  ошибаетесь, сударыня, я  вовсе  не принц… -  сконфуженно  произнёс  тот.

   Эта  интонация  выдала  его  с  головой. Дева  повторила:

- Ваше  Величество, я  знаю, что  это  Вы! Приветствую  вас! – и она  вновь  почтительно  склонилась  перед ним. В  глазах  у  неё  блеснули  слезинки.

    Принц  немного  помолчал, выдержал  значительную  паузу, затем  взял  её  за  локоть:

- Встань, дитя  моё! Как  ты  узнала  меня? Я  же  в  одежде  маркиза…

  Он, обернувшись,  восторженно  воскликнул, обращаясь  к  гостям:

- Она  узнала  меня!  Она  узнала!!

   Все присутствующие гости  с восхищением  глядели  на  Деву.

-  Здравствуй, Лореана! -  и принц  принял  позу, достойную  его  положения, -  мы  слышали  о  тебе  много  раз. Теперь  я вижу, что  ты  и  есть  та  самая  дева-воин, которую  мы  ждали. Извини  нас  за  небольшой  спектакль -  нам  же  надо было удостовериться, что  ты  не просто  девушка…

- Ваше  Величество! Я  прекрасно понимаю  вас, -  идя  сюда, я  как будто  знала, что  нечто подобное  может произойти. Так что, можно сказать, что я была  готова  к  такому  приёму. Как  я  вас  узнала?  Узнала, и всё… Важен  результат!

   Принц  взял  её  под  руку  и направился  к  трону:

- Ты  очень умна, - отвечаешь не так, как все... Снимай  мантию, Мариус… Дева  тебя  не  признала  за принца, наверное, ты  плохой  актёр…

- Ваше  Величество, простите  меня, я  не справился с этой ролью, -  смущённо  пробормотал  маркиз, стаскивая  с  плеч королевские одежды.

  Они обменялись, тут же переоделись, и принц Бастиан  величаво воссел на трон.

  Все  гости почтительно  склонились  перед  ним.

  Наступившую тишину первой нарушила  Лореана:

-  Ваше Величество!  У  меня  к  вам лично  есть важное  дело, касающееся  Артии, а  также исхода  войны  с  ними.

    Бастиан  встал:

- Дорогие  гости! Мы  с  Девой  удаляемся  на  совещание, а  вы  развлекайтесь. Музыку!! -  повелел  принц, и тут  же   придворные  музыканты  заиграли  мазурку.

-  Нам сюда, -  и   он  увлёк  Лореану  к  себе  в  кулуары, отворив  боковую  дверь.

-  Нас  не  тревожить! -  приказал  он  подошедшему  главному  министру.

… О чём  говорили  принц и Дева, можно  только  догадываться.  Они беседовали целых два часа. Лореана  убедила молодого  наследника престола в  том, что  сможет с  войском взять крепость Корнеан, арестовать изменника герцога Брунгаста, и тем самым  возвести на престол  самого Бастиана.

- Этот  предатель, мой  двоюродный  братец,  заслуживает  самого  сурового   наказания, возможно, даже  казни, -  запальчиво  воскликнул  принц, - ишь  ты чего  удумал, -  свергнуть меня, казнить, а самому  занять  место  на  троне. Не  бывать этому!  Всё  королевство  взбунтуется!

- Вы  правы, Ваше  Величество! Когда  я  пробиралась  к вам, то  многое  слышала  о  его  коварстве и жестокости. Говорят, у  него  в зале видели  несколько  десятков  черепов, насаженных  на копья. Это -  его враги, которых  он казнил…

А  его враги – наши друзья!

- Ах, он  мерзавец! -  стиснул  зубы  Бастиан, -  ничего, ничего, доберутся  наши солдаты  и  до  него…

   Наконец, Бастиан  предложил  ей  своё  покровительство, и  в  конце  разговора  пообещал  Деве  завтра  же дать  под  её  командование  тысячу воинов. Но  когда  он  увидел  Меч  Радегаста, который  Лореана  решилась  показать, то  несказанно  обрадовался:

- Мы  же  все думали, что  Меч  утерян! О  нём  в народе  уже  сто  лет  ходят  сплошные  легенды. Оказывается, он  у  тебя! Каким  чудом  ты  его  заполучила?

-  Я  нашла  его в  лесу  шесть лет назад… -  просто  сказала  девушка.

-  В лесу?  В каком  лесу?

-  В  волшебном  лесу…

-  Вот  оно  что!  Значит, слуги  князя  прекрасно  справились  со своей  задачей  - 

припрятать  Меч.

- Да, верно. Теперь  он  мой. И  с ним  мы сокрушим  вражескую  армию.

   Лореана  взяла  Меч  двумя  руками  и  чуть приподняла  над  полом.  Лезвие  заиграло, засияло  голубоватым  свечением.

  На  лице  у принца  появилось  удивление  и восторг  одновременно. Он  не  поверил глазам  своим.

-  А  мне позволишь  взять его  в  руки? – спросил  он  у девушки.

- Конечно, позволю! Только  у  этого  Меча  свой  характер, Ваше Величество.

  И  его реакцию  на  ваши  руки  я  знать  не могу.

- Зови меня  просто - Бастиан. Теперь  мы  друзья! Как надоело это  «ваше Величество»!... -  и  принц  повторил  просьбу  подержать Меч.

  Дева  вручила оружие молодому  наследнику, - он взял, свечение тут  же  погасло, и меч  завибрировал, затрясся  в  его  руке. В  испуге он  бросил его на пол.

-  Что  это такое? Что  за  странный  меч?  Уж  не колдунья  ли  ты  часом? -  вопросы  посыпались градом  из  уст  будущего короля.

   Лореана  рассмеялась:

- Нет, Бастиан! Какая из  меня колдунья? Что за  выдумки? Я  -  божий  воин, мне  явились  трое  светящихся  людей  и сообщили, как можно  сокрушить  артийцев.

А Меч светится  только  в  моих  руках. Я  ведь предупреждала, что он  сам выбирает  хозяина, - этот Меч  с  характером…

-  Ладно, Лореана! На  том  и порешили – завтра  же  у  тебя  будет  своё  маленькое войско.

   Бастиан  трижды  хлопнул  в  ладоши.  Вошёл  слуга:

- Чего  прикажете, Ваше  Величество?

- Позвать ко  мне сию же минуту главного  военачальника!

  Спустя  пару  минут  вошёл высокий человек  в  чёрном  с позументами  мундире, со шпагой  на  боку:

-  Я  весь  внимание, Ваше  Величество!

-  Слушай, военачальник, вот Дева, её имя - Лореана. Повелеваю дать  ей  завтра  в  командование целую тысячу  воинов, вместе  с  семёркой  офицеров. Она покажет  себя  в  ближайшем  бою.

- Будет исполнено, Ваше Величество! - и военачальник, звякнув шпорами, удалился.

  Принц  обернулся  к  девушке:

- Ты  не  будешь  возражать, милая  Лореана, если  мы  завтра  перед  всем городом  устроим  небольшой  турнир, на  котором  ты  покажешь, на что  способна?  Мои  лучшие  воины  будут  сражаться  с  тобой  на  потешных  мечах  и палках. Чтобы  никто не  погиб… Сейчас  каждый  воин  на  счету.

-  Как Вам  будет  угодно, Бастиан… - отвечала  Дева с  поклоном.

-  А сейчас отдыхай, набирайся  сил. Сейчас  же  разошлю  глашатаев -  сообщить городу  о  завтрашнем  турнире. Тебе  покажут  твои покои. Прости, у  меня  много  дел, -  с  этими  словами принц  удалился, оставив  её  одну.

  Через минуту  вошёл  слуга  и проводил   Лореану  в  просторную  комнату.

  На резном столе  для неё уже  были  приготовлены напитки, яства  и  фрукты. Но она  настолько  устала, что  даже  не стала есть, а  сразу  повалилась  на  кровать  и  уснула сном  праведника...

 

   Турнир.

   На следующее  утро  её  разбудил  сам военачальник:

  - Идёмте, сударыня, принц  ждёт  вас  к  завтраку. Затем турнир. Всё  уже  готово  к  его проведению.

  На  завтраке  присутствовало  16  человек – король, министры, военачальник, маркиз  Мариус, несколько  фрейлин, фавориток  молодого принца.  Разговоры  велись  о  войне, о коварстве  и  жестокости  артийцев, о предстоящем турнире.

- Я  сегодня же даю  Деве  Лореане  тысячу  солдат!  -  гордо сообщил  всем  Бастиан, -  но  сначала  она  покажет  себя  на  турнире, -  на что  способна. Против  неё  будут  биться  несколько  наших  лучших  воинов.

- Ой, как  интересно! -  воскликнула  одна  из  хорошеньких  фрейлин, -  давно  я  не  была  на  турнирах.

- Милая Киприда! Этот  турнир  будет необычным, я  это знаю… -  проговорил  принц, цепляя  вилкой  запечённого в мандариновом соусе омара, - никогда  ещё  в нашем  королевстве  не  сражалась  молодая  девушка  с  опытными  бойцами. Это  будет впервые! Лореана, ты  готова  к  бою? Хорошо отдохнула?

-  Да, ваше  Величество, я  готова, меня учил  опытный  мастер.

-  Кто же, если не  секрет?

-  Этого  я  не  могу  сказать… -  запнулась  девушка, -  я  дала  слово  мастеру, что  никому  не назову  его имени…  Пусть это останется тайной.

- От принца не может  быть  никаких  тайн! -  раздражённо отвечал  Бастиан. …Впрочем, ты  права, - если  ты  дала слово, то  должна  его сдержать.

-  Одно  я могу  обещать, мой принц, -  добавила  Лореана, -  что  этот человек   сам появится  на  праздничном  пиру, посвященным  нашей  победе над Артией.

-  Даже  так!  Отлично!  Значит, осталось  только  победить…

  На  этом  разговор  закончился. Гости молча  доедали  изысканные  яства, каковые  бывают  только  на  королевских  столах…

*** *** ***

  …Всю  ночь  шли приготовления  к  турниру.

  И вот утром на  огромной  центральной  площади  города  собралась  большая  толпа горожан  и гостей королевства.  В  центре  площади  было специально  устроено  просторное  ристалище, посыпанное толстым слоем  песка, шириной метров  на  40-50.  Огороженное  верёвками  в  два  ряда. 

   Лореана  вышла  из  кареты, в которой  её  привезли. От  доспехов  она  отказалась, зная  о  том, что они  будут  только  мешать  в этом бою. Единственное, что она оставила, - небольшую кольчужку, ниспадающую с шлема до плеч. Она была в своей холщовой  рубахе, затянутой потуже в поясе. Дева, уверенная  в своих  силах  как  никогда, собравшая все свои силы в один сгусток, решила, что нынче должна  одолеть королевских  воинов.

 Протрубил сигнал  к  началу. На  трибунах, покрытых синим  бархатом, возведённых  за ночь  тремя  десятками плотников, восседал  сам принц  со  свитой  и  его  гости. Все  взволнованно  ждали  начала  боя.

   На  ристалище  вышел  здоровенный  глашатай  и  прокричал  на всю  площадь:

- Уважаемый, досточтимый принц! Уважаемые  гости  и горожане!  Сегодня  впервые в  истории  королевства  пройдёт  подобный турнир.  Молодая Дева  Лореана  будет  сражаться  на копьях  и  деревянных  мечах, на  палках  и  деревянных  кинжалах. Никто  не  должен  погибнуть! Правила  таковы: победителем  будет считаться  тот, кто  устоит на  ногах  от  ударов  в  течении 15  минут, поверженным  будет считаться тот, кто упадёт  на  землю. Бой  будет  потешным, без крови. Побеждённые  тут  же  покидают  ристалище  и  больше в  бой  не  вступают. Итак, начинаем!  Выбор  оружия за  воинами.

  Лореана  увидала  рядом  с ограждением  сложенные  на  траве  деревянные копья, кинжалы, сети  и мечи. Подойдя  к  этой  куче, он  выбрала  меч  и  копьё. Немного  подумав, прихватила  и  сеть, заткнув её  за  пояс. С  другой  стороны  подошли  пять  крепких  воинов. Они также  выбрали себе оружие  и  встали  наизготовку, поглядывая  на  Деву.

   Прозвенел гонг. Солнце  уже  встало  и  светило  ей  в спину. «Это добрый знак, -  за  мной  солнце, -  не  будет слепить  в  глаза…» - подумала  Дева. Начали!

 Пятеро  воинов  одновременно  наступали  на  неё, щурясь  от  солнца. Сложены  они  были прекрасно, -  сильные, мускулистые. На  лицах  у  них  читалась решительность и воля. Да, принц  слов  на ветер  не бросал, -  это  действительно  были лучшие  воины  из  той  тысячи, которая  была  обещана  Бастианом!

  И тут  Лореана  вдруг  вспомнила свою  стычку  с артийцами-стражниками, которых  она  уложила  насмерть  в  течение  минуты  на  просёлочной  дороге. Она внезапно  почуяла  невероятный  прилив  сил, -  ведь  недаром  старец  часто  говорил  ей, что  вся  сила  поверженного  врага  переходит  к  победителю. Значит, в ней  сейчас, помимо  её  мастерства, и  сила  тех  трёх  убитых…

  Она  встретила  воинов смелыми  выпадами. Один  из них, не выдержавший  натиска  Девы, свалился  в  песок  от одного  точного  удара копьём  в грудь. Его  тут  же  унесли  слуги.  Четверо  других  продолжали  наступать, как  бы  изучая  её  манеру  вести  бой. Лореана   была  окружена  полукольцом  наступавших. Внезапно  двое  стремительно  бросились  к ней  в лобовую  атаку, выставив  мечи  вперёд. До них  оставалось  буквально  пару  метров, как  вдруг  Дева  кувыркнулась, отбросив копьё в сторону, поднырнула между  их  ногами, грациозно  выплыв  с  тыла, тут  же молниеносно развернулась и  мощным  ударом  сзади поразила  мечом  в  спину  одного  из  воинов. Тот  от неожиданности покачнулся  и….. упал! В  тот  же  миг  она  набросила  сеть  на  другого  вояку  и закрутилась  вихрем  вокруг  своей  оси, держа  руку  с  концом сети  вверху. Спеленатый  сетью  юноша  запутался  и  также рухнул на  землю. Осталось  двое.

  Откуда-то  сбоку  она  почуяла  предстоящий  удар, увернулась  от него  и  бросилась  противнику  на  шею, проведя  тайный, особый  приём  ближнего  боя, - свою руку  провела  у  него  под  рукой, одновременно сделав  крутой  захват  шеи, и  тут  же  повалила  его  на  землю, оседлав  верхом, как всадница  оседлывает  коня. Мощный крик  восторга  прокатился  по  толпе, люди  восхищённо  наблюдали  за  странным  и стремительным  боем. Принц, весь  багровый, с  горящими  глазами, привстал на трибунах  и  напряжённо  подался  вперёд, сузив  глаза. Он  наконец-то  начал  понимать  всю  силу  Лореаны…

   Пятый, последний  воин, растерянно   покрутил  головой, услышав  крики, и  тут  произошло  нечто  из ряда вон  выходящее, -  он  упал  перед  ней  на колени, бросив потешное оружие в песок,  и  крикнул  в  исступлении:

-  Она  святая, люди, она  святая!!! Убей  меня, моя  Богиня, за  мою  трусость! 

   Лореана  вскочила  с поверженного  четвёртого  воина, который  корчился  от  боли  на  песке, подошла  к  стоящему  на коленях  воину, улыбнулась  и положила  деревянный  меч  ему  на плечо. Затем  наклонилась  к  нему  и  прошептала: «Встань, воин, ты  же  мужчина! Я  тебя  научу  так  же  драться, как  и  я, только  встань  и признай  своё  поражение». Воин  встал, плача, увидал  её  близко, и вновь преклоняя колени, припал  к её  рукам, неистово  целуя  их… Вероятнее  всего, он  сразу  в  неё  влюбился  - настолько  сильный  огонь  пылал в  его глазах! Лореана  растерялась, -  ещё  никто  в  жизни не  целовал  ей  рук…  Она  чуть ли не силком  подняла  юношу с земли. Тот  склонился  перед ней  в  низком поклоне  и  обратился  к  принцу:

-  Ваше  Величество!  Эта  Дева  -  великий  воин! Я  буду  счастлив  сражаться  против  любого  врага  под её командованием!  Она одолела  всех нас, -  моих  друзей, бывалых  солдат, а  меня  сразила  красотой!

  Принц Бастиан  встал, бледный  как  полотно, -  такого  он  ещё  не видал,  -  и  начал  медленно и громко хлопать в  ладоши,  в  знак  признания  Девы  победительницей. Внезапно  плачущий  воин  быстро  и нежно  подхватил  её,  как пушинку,  на  руки  и  поднял  высоко  над  головой:

-  Вот  наша  спасительница, её  послал  к нам  Бог!

   Лореана  не ожидала  такого  поворота, такого  триумфа, -  толпа  ликовала, отовсюду  неслись крики  из  тысяч  глоток:

  -  Лореана  - святая!  Лореана  - герой! Слава  Лореане!!!

  Воин  пронёс  её  по всему  кругу  ристалища  и  поставил на  землю  напротив трибун.  Все замолчали, как по команде.

    Принц  заговорил в полной  тишине:

- Великолепно! Грандиозно, Лореана! Отныне  ты  -  командующая  тысячей  воинов!  Принимай  своё  войско…

 В  тот  же  миг заиграли трубы  и  на  площадь, чеканя  шаг, вышла тысяча  воинов  во  главе  с  военачальником. Толпа  расступилась, верёвки  с ристалища  уже  успели снять, и войско  плотно заполнило середину площади.

Принц  стал говорить:

- Слушайте, солдаты!  С сегодняшнего дня  Дева-воин  будет вами  командовать.  Она  это заслужила!  Пятерых  лучших  воинов  она  только  что повергла  на  землю, доказав  всем нам, что  и  в настоящем  бою  она  будет  только  побеждать!

Последние  слова  Бастиана   утонули  в  общем  многотысячном  крике  горожан:

- Слава  Лореане!  Слава  Деве!!  Слава!!!....

 

   Стратегия.

  Весь  последующий  день  Лореана  знакомилась  со  своими  воинами  и офицерами. По  горящим  глазам  их  она  отметила, что  практически  всё  войско  влюбилось  в  неё, но  никто это явно  не  показывал, только  глаза  выдавали  их.

  В конце  дня  она  позвала  своих  офицеров  на военный  совет.  В  круглом  зале  дворца  находился  большой  и круглый  стол  для  совещаний, -  за ним  и расположились  Дева  с  подчинёнными.

-  Я скажу только самое важное, -  начала  Лореана, - завтра же  мы  выступаем в поход. Идём  на  север, к  тем  городкам, которые  заняты  артийцами. Насколько мне  известно, они  успели  завоевать  двадцать пять  мелких городков  и пять крупных. Ближайший  из них, Лакерен, находится  в  тридцати милях  отсюда. Мы  быстрым маршем дойдём  до линии  обороны, прорвём  её  массированным  ударом, соединившись  с  теми  нашими  войсками, которые  удерживают  оборону, и  пойдём вместе освобождать этот  городок. У  кого-то  из  вас  есть  карта  той  местности, где  проходит  линия?

-  Есть, -  один  из  офицеров  встал, вытащил  сложенную  в  трубочку  карту, развернул  её  и положил  перед  Девой. Карта, сделанная  на  пергаменте, отличалась  высоким  мастерством  художника, - на ней  очень подробно  были указаны  леса, реки, дороги, посёлки и городки. Красным  пунктиром  была  обозначена  линия обороны.

- Так, очень  хорошо! -  Дева  припала  к  карте, вокруг  неё  сгрудились  офицеры, -  вот  здесь, в лесочке,  мы  оставим  резерв – триста  человек  но  лошадях. Здесь, -  она  переместила  палец  правее, -  будем  наступать. Разделимся  на  две части, - полукольцом, -  первая  тихо  заходит  слева, вторая  - справа, и одновременно  ударим  по  флангам  противника. Сигнал  к  наступлению – стрела, выпущенная  вверх, на конце  которой будет прикреплён красный  треугольник. Таким образом, мы  возьмём  в  кольцо  значительные  силы  противника, и тогда  в  дело вступают  лучники и арбалетчики. В кольце  артийцам  не выжить -  со всех  сторон  на  них  будут  лететь  огненные  стрелы. 

   За  десять  минут  до  нашего  наступления часть резерва  выступает  отдельно, на милю  правее, атакует  противника, разворачивается  и  уходит  обратно  в лес, рассыпавшись  на  десятки. Этот манёвр  -  отвлекающий, артийцы  обязательно погонятся  за  нашим резервом. В  самом лесу  спрятавшиеся  в  кустах и на ветках деревьев  сотня  лучников и арбалетчиков готова  будет встретить  артийцев  градом стрел, и они отступят. Они боятся воевать в наших  лесах. А  мы  в  эти  минуты  берём  в  кольцо  оставшихся.

-  Отличный  план! -  загудели  офицеры.  Мы  раньше  так  не воевали…

-  Это  называется  стратегия, -  молвила  Дева, о чём-то  задумавшись, - после  того, как  уничтожим  зажатые  в кольцо войска  противника, забираем  с собой  оставшиеся  регулярные  королевские  войска, и  идём на городок…

*** *** ***

   На следующий  день  тысяча  воинов  во главе  с  Лореаной  выступили  из  Пармии. Дева  выступала  впереди  на  белом  коне, которого  ей  подарил  принц. Тот конь, которого она купила в харчевне, пошёл жить в королевские конюшни. На верхушку копья она прикрепила небольшой  треугольный  флажок  со своим  родовым  гербом. Девушка  была  облачена  в  новые лёгкие доспехи, на голове красовался  боевой  шлем. Меч  её, вложенный  в ножны, был приторочен наискось к седлу, но таким  образом, что  всегда  был под  рукой, и вытащить  его  она  могла мгновенно.

   Всё  случилось  точно  так, как предрекла на военном совете  Лореана.

Они успешно  взяли в  кольцо  около  двух  тысяч  артийцев, и  в  течение  пятнадцати  минут  огненные  стрелы  поразили  их  всех  до единого. Артийцы, которые погнались за  резервом  в  лес, тут  же  попали под  обстрел  лучников. Выбралось  из  лесу  только  половина, около пятисот  человек. Их  тут  же  атаковали с  двух  сторон  регулярные  войска, завязался  жаркий  бой, перевес  был  на стороне  хранийцев. Они потеснили  артийцев  обратно  к  лесу, раздробили  их на  мелкие  группы, из лесу  летели стрелы  по  врагам, часть  из них  в панике  начала  убегать. Всех  их позже  отловили  и взяли в плен.  Весь  бой  длился  три часа. Достижения  были налицо, -  войско  Лореаны  разгромило  две  тысячи вражеских  воинов, регулярные  войска  добили  оставшихся  пятьсот  недругов. К тому  же, хранийцы прорвали линию  обороны. Собравшись  после  боя  на поле, они  подсчитали свои  потери, - с  их  стороны  погибло  в  бою  пятьдесят  человек. Схоронив  их  на  общем  костре, Лореана  собрала  совет, состоящих  из  своих  офицеров, к  ним  присоединилось  ещё  двадцать офицеров  из  регулярных  войск.  Увидав  впервые  Деву, её  чёткие, грамотные  команды, вместе  с  тем  её  мягкую, женственную  манеру  говорить, эти офицеры сразу  прониклись  к ней  симпатией, переходящей  в  удивительную  и  трогательную  преданность. Их всех  тронула  эта  молодая, смелая  девушка, которая  огнём своих глаз сумела  так скоро  покорить их  сердца. В  итоге  на  совете  было решено   присоединить  к войску  Лореаны  большую  часть  регулярных  войск  в  количестве  ещё  двух  тысяч  воинов. Это  всеобщее  решение офицеров было записано на пергамент,и  с ним снарядили гонца к принцу, чтобы  уведомить его об этом.

   Таким  образом, войско  Лореаны  уже  насчитывало  три тысячи  воинов. Перед  тем, как  соединиться  с ним, офицеры  спросили  у  всего  войска, желают  ли они  пойти под начало Девы, и  все  солдаты единодушно  выразили  готовность  идти  с  ней  куда  угодно.

   Лореана, дабы  поднять дух воинов, выехала  ко  всему  войску  верхом  на коне. Вытащив  свой  Меч  и, высоко подняв его над головой, она звонким голосом заговорила, обращаясь к солдатам:

- Воины  Хрании!!! Мы  здесь  для  того, чтобы  очистить  нашу  Родину  от врага! Они  оккупировали  наши земли, издеваются над нашими  женщинами, детьми и стариками, убивают наших  мужчин…

   Они заслуживают  изгнания  или  смерти!

  Я, Дева Лореана, именем  принца  и  во  славу  Единого Бога, призываю вас  биться  до  последнего, пока враг  не  побежит  или  не  будет разбит!

Я  с вами, воины, до конца, до  победы!!!

  Многотысячный ликующий крик «Ур-ра-а!!!» пронёсся над  большим войском. Воины, завидев  отважную  златовласую  красавицу, вдохновились  её  речью  и готовы  были  действительно  идти  с ней  до  победы  в этой  нелёгкой  войне.

   Меж  тем  Дева  уже приближалась  к  корпусу  офицеров, которые  стояли  в сторонке:

- Здесь, на линии  обороны, нужно  оставить  триста  наших  воинов, -  их  пополнят  наши  войска, которые  находятся  в  десяти милях  отсюда.  А  мы  сейчас  же  идём  на Лакерен, -  гарцуя  на лошади, она  отдавала  приказы, -  сбор  через  полчаса. Стремительность Девы  поражала офицеров!

   Солдаты  немного  передохнули,  и  войско  двинулось  в  путь. Шли  достаточно  быстро, и  через  час-полтора  они  достигли стен Лакерена. 

    Это  был небольшой, но  хорошо  укреплённый  городок. Высокие стены его  с  зубчатыми  бойницами  отлично  выделялись на фоне закатного  неба.  Начало  смеркаться. Войско  разбило  шатры  и палатки  в  ближайшем лесочке, с таким  расчётом, чтобы  дозорные  из  городка  не смогли их  увидеть.

   Лореана  позвала  к  себе  в  шатёр  офицеров.

- Скажи-ка  мне, Арни, - задумчиво обратилась  она  к  одному  из  них, который  наиболее  сильно  привязался  к  Деве  за  эти два  дня, -  есть ли  в  этом  городке  наши  люди?  То есть, я  хочу  сказать, те, которые  исполняют  роль  лазутчиков  во  вражеском стане?

- Да, есть, моя Богиня, и  не один! Их  двое, -  муж  и жена, они  держат  харчевню  в  этом городке. Они  владеют всей  информацией  о  войсках  противника, так  как  их  заведение  находится  недалеко  от ратуши, и  все высшие  офицеры  артийского  войска  заходят  к ним отобедать и отужинать. После  изрядной  порции  пунша  языки  их  развязываются, они  выгоняют  всех  посетителей  из  харчевни, сыплют золото  на  стойку, болтают  чего ни попадя, не подозревая  о том, что  придурковатый  на вид хозяин  на самом деле  умнейший  и хитрейший  наш  лазутчик. Жена  его – милое  создание  по  имени  Луиза, частенько  ходит через  этот  лесок в  соседнюю  деревню, где живёт  её  мать. По этой причине у артийцев   она  не  вызывает  никаких  подозрений. Но  знает  она многое, -  и  количество  вражеских  воинов, и места проживания  их  офицеров, и  расположение  оружейных  складов…

- Нам  нужно  дать знать им  немедленно, что  наше  войско  уже  стоит  под  стенами  Лакерена, -  задумчиво  произнесла  Дева, - и  постараться  сделать  так, чтобы  Луиза  завтра  же пошла к  своей  матери. Здесь мы её  встретим, и  она  всё  подробно нам расскажет… Кто может отправиться  в  город  и найти харчевню?

- У нас  есть мальчишка-поварёнок, безобидный  на вид, но смышлёный. Его можно послать, и он  всё, что  нужно,  передаст  Луизе, - отвечал  Арни.

-  Как называется  харчевня? -  спросила  Лореана. 

- «Летящая  стрела». Её  знают  все  в  городе  -  любой  покажет  путь.

-  Говорите, мальчишка  -  поварёнок? Пусть  идёт  в город  сейчас  же, делая  вид, что  ищет работу. Ворота  ещё  пока  открыты. Свой  поварской белый  колпак  пусть возьмёт с  собой. Передайте  ему  тотчас  мой  приказ, -  найти харчевню  и  Луизу, и пусть она  немедля  направится  к  нам.

    Арни  вышел  из  шатра, разыскал  мальчишку, и  тот  сразу  же  отправился  в  путь, обрадованный  заданием  Девы-красавицы…

    В  течение  часа  мальчонка нашёл харчевню  и  Луизу  и  передал  ей  пожелание Лореаны явиться к  ней.  Хозяйка с радостью собралась  в  дорогу, - она  уже  много  раз  была  наслышана о Деве, и ей  очень хотелось  повидать её. Прихватила  для  маскировки  лукошко, полное  свежих  пирогов. Если  вдруг  кто  остановит  её, то  она идёт  к матери  с  гостинцами.

  Ещё  через  час  она вошла  в  лес. Тут  её  встретили  воины  и препроводили  к  Деве  Лореане  в  шатёр.

Состоялся  разговор  между  Девой  и  женой  трактирщика:

-  Сколько  воинов-артийцев  гарнизоном стоит  у  вас  в  городе? – спросила Дева.

- Около 2.000  воинов. Главная  казарма находится  в  северной  части города, хорошо  охраняемая. Там ночью спят  захватчики  наши. Офицеры  расквартированы  в  городе, все  в  разных  местах. Днём солдаты устраивают  небольшие  погромы, муштру  и  безцельные  шатания  по  городу. Почти  всегда  пьяные…

-  Вы  можете  сообщить нам адреса  тех  домов, где  стоят  офицеры?

- Да, Лореана!  Это всего  семь  домов, в  каждом  из  них  живут  по десять-двенадцать  офицеров.

- Я  думаю, взять  этот  город  будет  не  так  уж  и трудно, -  произнесла Дева, обращаясь  к  стоящим  рядом  трём  старшим  офицерам, -  главное, застать их  врасплох. И  лучше  всего  это сделать  ночью.

- Да, но  как  мы  войдём  в  город  тихо  и незаметно? Ведь часовые  могут  поднять тревогу, и  тогда  будет жаркий  бой.

- Я  предлагаю  вот  что, -  совершенно  серьёзно  отвечала  Дева, -  мы  снарядим  в  город  передовой  отряд  в  количестве  ста  человек, переодетых  купцами. Под  плащом  у  каждого  будет меч. Задача  этого  отряда  -  войти в  город  ближе  к  ночи, и когда совсем  стемнеет, тихонько  снять всех  часовых, -  у  ворот, у  башен, и  особенно  у  казарм. Отдельно  нужно  блокировать  появление  офицеров. Запереть  двери  их  домов  снаружи  большими  засовами. Когда  всё  будет  готово, наше  войско  войдёт  в  город  и под покровом  ночи  обезоружит  всех солдат  и  офицеров. Возьмём  их  в  плен, а  там  видно  будет…

*** *** ***

….Всё  произошло  так, как  предсказала  Дева, - за  полночи вражеский гарнизон  был обезоружен и взят  в плен. Кто-то  под  покровом ночи  успел  удрать, но  большую  часть  застали  врасплох. Сопротивление  их  было настолько слабым, что  справиться  с  ними  не  составляло особого  труда. Тем  более, что  большая  часть  гарнизона  с вечера  была  мертвецки  пьяна.

  Наутро  взятых  в  плен  артийцев собрали на большой поляне  за городом. Их  окружала  огромная  толпа  горожан, жаждущая  мести. Но воины-хранийцы, окружив  плотным  кольцом  пленных,  копьями  преграждали  путь толпе. Невдалеке  стояли  в  ряд  триста  хранийских лучников, держа  наготове  своё  оружие. Все ждали  Деву.  Наконец  она появилась  на  белом коне. Неспешно  подъехав  к  врагам, она  оценила  это жалкое  зрелище: измятые, с  полупьяными   и  заспанными рожами  артийцы  прятали взгляды  свои  от  огненного  взора Лореаны. Они  были  наспех одеты  в  свою  форму.

   Наконец  Дева  заговорила:

- Вы грабили  и  убивали  наших  мирных  людей, вы покрыли себя позором, который  смывается  только  кровью! Вы  захватчики, безжалостные  и суровые, но  прежде всего  вы  -  воины. Массовой  резни  я  не  люблю, тем  более  резни  безоружных людей.… Поэтому  я  повелеваю  вам, именем хранийского короля, снять с  себя  вашу  форму, бросить  её  на  землю, а  самим  в одном  исподнем  разбежаться  в  разные  стороны… Передайте  вашим  чёрным  жрецам, что  Дева  поступила с вами великодушно, - не стала вас  убивать, хотя  вы  того заслуживаете, а  просто  отпустила  вас. Отправляйтесь  к  себе  домой, к  своим родным  и близким, и забудьте  дорогу  в  Хранию!  Запомните, если  вы вернётесь, на  нашей  земле  вас  будет ждать смерть, и  больше ничего!  У вас  есть  пять  минут, чтобы  скрыться  с  глаз наших  долой… Если  мы  заметим, что  вы  убегаете  кучками, получите стрелы  вдогонку  от наших  славных  лучников и арбалетчиков. Стреляют они метко. Время  пошло! Кто не успеет, - тому  смерть!

  Что  тут началось!  Обезумевшее  войско  артийцев  стало  лихорадочно снимать  с себя  одежды. Кто-то  запутался  в  своих  же  штанах, упав  на  землю, кто-то  яростно  сдирал  с  себя  всё, злобно  ругаясь. Всем  хотелось  жить. Наконец, через  минуту, под  свист  и  улюлюканье  сотен  горожан,  вражеские  воины  бросились  врассыпную  со  всех  ног!  Прошло  пять  минут. Вытоптанная  тысячами  ног  поляна, где  стояли  артийцы, опустела…

   К  Деве  подъехал  на  коне  её  приближённый, молодой  офицер:

-  Зачем  вы отпустили  их, Лореана?! Это  же наши  враги!

-  Они  долго  не протянут  без  денег, без  одежды… В  любом селении их  закидают  камнями  или  прогонят. В  ближайшие  ночи  они могут замёрзнуть  в  лесу  от  холода  и  голода. Выживут  лишь сильнейшие. Я  предоставила  им  наказание самое верное  -  пусть  их  карает  Бог, природа  и люди. Много  горя  принесли  они на  землю  наших  предков, так  пусть же сами  узнают, что  такое горе, когда  у  тебя  ничего нет… Ты  думаешь, лучше  было  бы  казнить  их  всех? -  и Дева  выжидающе  глянула  на  офицера.

-  Не знаю… Наверное, вы  правы, приняв  такое необычное  решение…

 

  Войско Девы.

   Через  час  войско  хранийцев  под  командованием  Лореаны  выдвинулось в  путь, - освобождать от  врагов  следующие  города. В  самом  Лакерене  оставили  гарнизон из пятисот воинов на случай повторного нападения. Маловато, конечно, но таково было решение Девы. Она пообещала, что  война  скоро  закончится,

и  Храния  полностью  будет  свободна  от  артийских  захватчиков.

… В  последующие  месяцы  войско  Лореаны нанесло  сокрушительные  удары  по городам  Ангезем, Винзене, Бернем, Урсал, Херзеле, Хальтерт, Лейкене… Всякий раз, перед  самой  атакой  на город, она  присылала  ультиматум – покинуть город добровольно! Если враги не подчинялись этому требованию, начинался штурм.

  С городов Хелевалле, Ольсенде  и  Ландегем войско успешно сняло вражескую осаду.  С каждым  освобождённым  городом  войско её  росло  и росло, и  к  концу  сентября  достигло  50.000  воинов! Регулярные  войска  с  большим  восторгом  присоединялись  к её войску, вдохновлённые  речами  пламенной Девы, и  возжелавшие  биться  с  врагами  под  её  командованием  до  победы!  Многие  из  них  своими глазами  видели, как  Дева  во время  битвы  первая  врезается в гущу  врагов  с  сияющим  мечом, и поражает  их  насмерть. При этом  сама  Дева  оставалась  нетронутой, -  её  ни разу  не  зацепила  ни одна  вражеская  стрела, не  коснулся  ни один  артийский  меч… Какая-то  неведомая, волшебная  сила  сопровождала  её  в  битвах, и  воины  стали  боготвори свою  Деву! О  ней  в  народе  уже слагали  легенды  и  былины, -  безграничная  отвага  её  и мужество, а  также  красота  покоряли  всех, с кем  она  встречалась. Слава  Лореаны  росла  как  на  дрожжах, при  въезде  в  очередной  город  к  ней  навстречу  выходили  почти  все  горожане, усыпая  её  путь  цветами  и  сладостями, кричали ей  Славу  великую  и  пели  гимны  в её  честь… Всё, что  предсказал  старец  Кайден, начинало  реально  сбываться!...

   За  эти месяцы  Лореана   возмужала, окрепла  в  боях, и  превратилась  в  грозную  для  врагов  победительницу, но в  то же  время в прекрасную  и нежную Деву-полководца, в  которую  было  тайно  влюблено  всё  войско  Хрании…

   Прошла  недолгая зима. В  этот период  военные  действия с  обоих  сторон утихали по причине  холодов. Кому  была охота воевать  на  морозе, когда  и часа  не  продержишься? Поэтому  войска  отсиживались  в  теплых  деревнях, землянках  и  шатрах, дожидаясь  весны, согреваясь горячим чаем, а  днём  устраивая  зимнюю  хоту  на  дичь.

   Лореана зря  времени не теряла... Каждый  день  она  устраивала  на снегу  двух-часовые  игры-обучения  на  мечах  и палках.  Многих сотен воинов своего  войска  она обучила   прекрасному  владению мечом, обманным  ударам  и  захватам в рукопашном  бою. Этой  же зимой  ей  попался на глаза  тот  самый молодой  воин  по имени Сидмон, который  пал  перед  нею  на колени  на  ристалище  в Пармии, и первый  из  всех  назвал  её  Святой…

   Этого  парня  она  обучала  особенно  тщательно. После  такой  подготовки  он стал  одним  из лучших  воинов, в  дальнейших  боях  демонстрируя  своё  мастерство  и  выходя  победителем  в  стычках  с  врагами…

  Наконец, пришёл  долгожданный  апрель. Закапало  с крыш, птицы  вновь  запели свои  чудесные  песни, солнышко светило  всё ярче  и ярче, и войска  вновь  начали свои  действия. А  ещё через  пару  месяцев, когда  всё  стотысячное  войско  Хрании  перешло  в  командование  Священной  Девы, наступил день  великой  радости!  Гонцы  доложили  королю  о  победах  войска  во главе  с Девой, и  тот  был очень сильно  удивлён, что  она  возглавила  всё  войско  Хрании… Но  добро  своё на  это  командование  он  всё-таки  дал…

 

   Чёрные жрецы.

...Тем  временем  чёрные  жрецы  Артии  вынашивали  свои  чёрные  планы. Их  очень  безпокоила  слава  Лореаны, но  не столько  слава  её, а сам Меч, который  даровал  владельцу  огромную власть и силу. Жрецы  решили  добыть этот  меч  любой  ценой, хоть  предательством, хоть  подкупом, хоть  тайной  магией… Последнюю  уже  в  полную  силу  пробовали, но  их  маги  оказались  безсильными  перед обережной  стеной  Девы. Что  это  за стена, кто  за  ней  стоит, чёрные  маги  не  знали, но  видели, что  эта стена упругая  и светлая, и  не пропускает  к  Деве  никакие  вредные  и опасные  заклинания… Чего  только маги  ни  перепробовали, но всё  было  тщетно… Великая  сила  стояла  за  Лореаной! Маги Артии  впервые  столкнулись  с такой  мощной  силой.

   Чёрные  жрецы, заказавшие своим магам воздействие  на Лореану, решили  сделать  ставку  на  герцога  Брунгаста, зная  о  его непомерной  жестокости  и  властолюбии. Они  сумели уговорить  его  выделить  золото  для  подкупа  самого  принца  Бастиана, чтобы  тот  отдал  им  Лореану. Брунгаст, презрительно  глядя  на  жрецов, заявил:

-  А  что я  буду  с  этого  иметь, служители культа? Какой  мне  интерес  к  этой  деве? Да, она  побеждает  вместе  с войском  принца, но  наши силы  превосходят  их  в  несколько раз! Какой  резон  мне  пленять  эту  деву?

- Милорд! -  отвечал  главный  чёрный  жрец, -  вы  всё-таки  двоюродный брат  принца, и  не  исключён  вариант  возвести  вас  на  трон  Хрании. Во-первых, пленив  деву, мы  отберём  у неё  Меч власти, который  перейдёт к вам, а  во-вторых, вы станете  королём! Таким образом, обезглавив  войско  Хрании, лишив его Девы, мы  убиваем  сразу  двух  зайцев – забираем Меч  и  делаем вас королём! Но  для  этого  потребуется  золото…

-  Сколько  нужно  золота  для  этого  дела?  - прямо спросил  Брунгаст.

-  Около  двух  миллионов  дукатов…

- Два миллиона?!?  -  от  неожиданности  герцог  даже вскочил  со своего  высокого  кресла, напоминающего  трон. Во  сне  он уже  видел  себя  королём  Хрании, а  Бастиана  мечтал  увидеть  повешенным… -  не  слишком  ли  многовато?

-  Не  слишком, милорд… Игра  стоит  свеч. Меч  даст  вам неограниченную власть!

- Ладно, жрец… Делайте  своё  дело, я  сейчас же  выпишу  распоряжение казначею  выдать  вам  нужное  количество  золота…  Не  знал, не ведал  жрец, какими  сокровищами  владел  Брунгаст, а  то  бы  запросил  за  Меч  гораздо  большую  сумму…

…Здесь необходимо  добавить,  откуда  у  герцога бралось  золото  в  таких  количествах. Всё  дело  было  в том, что когда  он  перешёл  на  сторону  Артии, то предложил  их  королю  такой  вариант  событий -  он, герцог  Брунгаст, помогает  артийцам  одерживать победы  на  территории  Хрании, взамен  он  требует  себе  крепость  Корнеан в  полную собственность, и  свою третью долю от  грабежей  хранийских  городов. Король  Артии  согласился  на  такие  условия. Так  герцог  получал  оговорённую треть добычи, и  в  его корнеанский замок  начали  поступать  караваны  с награбленным  добром. За  шесть лет  войны  у  него  в  подвалах  скопилось  золота  и  серебра  на  сумму  более  ста  миллионов  дукатов!!!  Он  смог  бы без  труда  скупить  весь  королевский  двор  и Хрании, и Артии, и вертеть ими  как  захотел  бы, но Брунгаст  всё  чего-то  выжидал.  И вот  наконец  дождался, -  ему  в  руки  плыл  Меч  самого  великого князя Радегаста, -  всего-то  за  каких-то  жалких  два  миллиона!...

  Несмотря  на  огромные богатства герцога, сам Корнеан голодал  как никогда, -  не  мудрено, -  ведь  жители  города  для  артийцев  были  чужими, и кормить  их  никто не собирался…  Тысячи  людей умирали в те дни в Корнеане от голода и болезней. Долгая  вражеская  оккупация  подкашивала  силы  горожан, но  они держались…

 Чёрные  жрецы  получили  от  герцога  нужную  сумму,  и  стали  действовать… 

 

Крепость Корнеан.

  Наконец  наступил  день, когда  королевское войско  под  командованием Лореаны  в  полном составе подошло  к  стенам  Корнеана. Преданные  ей  офицеры  доложили о  составе  войск  в  городе, об  укреплении  крепостных  стен, о  лучниках  на  стенах. Всё, что  разузнали  лазутчики, знали  и  офицеры. Лореана, сидя  в  шатре, подперев  голову  руками, напряжённо  думала.  Ещё  с утра  она  в  дальнозоркую  трубу  увидала  высоченные  стены Корнеана, и маленький  червячок сомнения  закрался  в  её  душу… А вдруг  не  возьмём  эту крепость? И  потерпим  поражение?  Лазутчики  утверждали, что  крепость  неприступна, и  что  взять  её  20-метровые  стены  ещё  никому  не  удавалось. Вот  и сейчас, слушая  офицеров, Дева ясно  понимала, что  в  этой  ситуации  нужна  какая-то  совершенно  немыслимая  военная  хитрость. Стены  очень высоки, взять  их  будет  крайне  тяжело, учитывая  льющуюся  сверху  горячую  смертоносную смолу  и летящие  со  стен  большие камни. А  ещё  сотни  лучников  на стенах,  готовых  отразить  атаки  меткими  выстрелами.  Тем  более, военное преимущество  всегда  на стороне  тех, кто  сверху, -  это знал  любой  солдат  и военачальник.  Даже  если приставить  много  длинных  лестниц, и уговорить  самых  отчаянных  смельчаков  лезть  на  них, то  получится, что  эти  первые  воины  будут  обречены  Девой  на верную  смерть.  Лореана  не  могла  допустить такой  безславной  гибели своих  верных  солдат  -  они же  её  боготворили! 

   Для  неё  каждый  воин  был  дороже  золота, и она, как настоящий  полководец, каждый раз готовила такую стратегию  битвы, при которой риск потерь был сведён к минимуму! 

   Вот  и сейчас  перед  ней  встала  дилемма, - как  взять Корнеан? Она сидела  и размышляла… Пока  ничего  дельного  в  голову  не приходило. Ей  принесли  горячий  чай  и  пару  булочек  с  вишнёвой начинкой, -  их  готовил  войсковой  повар. Лореана  выпила  чаю, и её  сморило  в сон. Попросив  офицеров  не  тревожить  её  пару-тройку  часов, она  прилегла  отдохнуть. Офицеры, зная  о том, что  после  такого  короткого  сна  обычно  к  Деве  приходит  верное  стратегическое  решение, усилили  охрану  у  шатра, поставив  в  караул  восьмерых  солдат, и  вокруг  шатра  в  радиусе  ста  метров  утихомирили  все  громкие  звуки  и разговоры.

- Дева спит… Лореана  отдыхает… -  прошелестело  по  рядам воинов, и те  тихонько  ретировались  подальше  от шатра, уважая  сон  своего  полководца…

   Прошло  три часа. Победительница  артийцев  проснулась  посвежевшая  и  явно  отдохнувшая. Мозг  был  ясен  и чист. Во  сне пришло  к ней  точное  и  правильное  решение вопроса  взятия  крепости. Вызвав старших офицеров, Лореана  устроила  военный  совет  в  шатре.

- Что  вы  предлагаете  сделать  с  этой  крепостью? -  спросила  она  у них.

- Сделать  длинные  лестницы и взять штурмом… -  начал  было  один  молодой  офицер.

-  Отпадает  сразу! – сказала  Дева, как  отрезала, -  слишком  много  наших  глупо  погибнет  при этом.

Заговорил  второй  офицер:

- Есть такой вариант. Мы  их  обложили со всех  сторон, - муха  не  проскочит. Будем  держать осаду, пока  у  них  не  закончатся  съестные припасы…

-  Не годится! Во-первых, у Брунгаста  припасов  на год, - у  него полные закрома снеди, на народ и голод в городе ему наплевать, а вот  у  нас  столько  времени  стоять здесь  нет. Да  и  не  вижу  я смысла  в  длительной  осаде. Пока мы  будем тут стоять год, многие  люди там умрут, - и она показала рукой в сторону Корнеана, - нужно  взять этот  город  в ближайшие  дни.  Предлагайте, что  ещё? -  и Дева  выжидающе  взглянула  на  своих  подчинённых.

- Остаются  крепостные  ворота, -  но они  очень  крепкие, -  их, чтобы  пробить  бревном, нужно человек  тридцать-сорок, и  бревно  должно  быть  очень  толстым, и  бить  надо  будет  долго, полчаса, не  меньше, а  за  это  время  или  лучники  сверху  всех, кто  с  бревном,  перестреляют, или  камнями  закидают, или  смолой  зальют… -  задумчиво  произнёс  третий  офицер.

-  И что  же получается, - у вас  в головах всего три варианта, и ни один  из них  не годится? Так, что  ли? -  и Дева  с мягким  укором  окинула  взором  собрание  офицеров.  Те  уныло  поникли  головами.

-  Да не  вешайте  вы  так  носы! -  вдруг  весело  и  задорно  воскликнула она, -  я  же  с вами! Мне, как всегда, во  сне  подсказали правильное  решение.

-  И  что  мы  будем  делать? -  в  надежде  воскликнули  офицеры.

- Прежде всего, ответьте  мне  на  один вопрос:  есть  ли  у  нас  в  войске  симпатичные  игривые  девушки? 

-  ?!??  -  изумление  застыло  на  лицах  офицеров.

-  Мы  не  ослышались, наша  Богиня? -  хором  спросили  они.

   Лореана  никак  не могла  привыкнуть  к  такому  обращению:

- Не  называйте меня  Богиней, прошу вас! -  попросила  она, -  я знаю, что  всё войско называет  меня именно так, но  в  узком  кругу  для  вас  я  просто Лореана. Договорились? И называйте впредь меня на «ты». Многим из вас я в дочери гожусь…

    Офицеры  смущённо  переглянулись.

-  Да, Лореана, прости  нас… Ты же  знаешь, что любой твой приказ  мы  исполним  с великой  радостью… Мы  хотели узнать, для  чего  вдруг  понадобились  именно  игривые  девушки?

- И не  просто  игривые, а  прекрасно  танцующие  под  бубен  и свирель, очаровательные  прекрасные  создания, которые вскружат  голову  кому  угодно. На  Востоке  таких  называют  гетерами, -  они способны  на  всё  что  угодно, лишь  бы  была  одержана  победа.

-  У  нас  в войске  только  мужчины  и  юноши… -  заговорили  было  офицеры.

  Но  Дева  их  перебила:

-  Знаю. Поэтому  вот вам  моё  задание  -  по  окрестным  посёлкам  и  деревням  найдите  двадцать  таких  девиц  - непременно  красавиц,  которые  будут  уметь  хорошо  говорить, отлично  танцевать  и  которые  смогут  выполнить  важнейшую  миссию  в  истории  освобождения  Хрании  от  захватчиков.

- Но как они  попадут в… -  начали вновь  офицеры, всё  ещё  не веря  до  конца  в полководческий  гений  Лореаны.

   Та  продолжала:

-  Погодите… Это  ещё  не  всё. Найдите  в  тех  же  деревнях  старушек, у  которых  можно  раздобыть  сильнодействующее  сонное  зелье, и десять музыкантов, которые  будут  помогать  нашим  красавицам  исполнить  то, что  нужно.

-  Кажется, мы  начинаем  понимать, к  чему  вы  клоните, - догадались  офицеры…

-  Сначала  вы  их  найдите, а  затем я вам  расскажу  свой  план, - отвечала  Дева, -  для  этой  цели  возьмите  из  войсковой  казны  столько  золота, сколько  потребуется, и  снарядите  поисковый  отряд  с  телегами  и охраной. Возьмите  двести  воинов, этого  будет  достаточно. Все  окрестности  мы  уже  освободили  от  врагов, поэтому  поиск  нужных  девушек  не  будет сопряжён с  опасностью. Да, и возьмите  с  собой  трёх  войсковых  лекарей, которые  разбираются  в  травах, -  они  должны  будут  проверить  действие  сонного  зелья. На  все  поиски  даю  вам  пять дней. Этого  достаточно?

-  Более  чем  достаточно, Лореана… - ответил  за  всех  Арни, любимый  из  её  офицеров.

-  Действуйте!  - коротко  приказала  Дева.

…Через  пять  дней  прибыл  караван  с нужными  людьми. Все  они  предстали  перед  Девой  -  двадцать  красавиц  в  прекрасных  одеждах, и  десять  музыкантов, на вид  вполне  безобидных. Тут  же  стояли  и три лекаря  с пузырьками  в руках. По-видимому, это  и было  то самое  сонное зелье, которое  требовалось… Лореана  неторопливо  прошлась по шатру, оценивая  их  возможности по внешнему  виду.

В  шатре  также  находились  и  все старшие  офицеры  с  сияющими  лицами.

- Знаете ли вы, зачем  мы  вас  вызвали? – наконец  заговорила  Дева, встретившая их в белом, до полу, платье, подпоясанная широким золотистым поясом с крупными камнями.

  На голове у Девы красовалась круглая диадема с жемчужинами, -  символ  божественной  власти.

- Нет… -  вразнобой  отвечали  девушки, -  нам  только сказали, что  мы нужны  Святой  Деве  для  важного  дела…

- Так  слушайте  и запоминайте! За  этими  стенами  -  тридцать тысяч  вражеских  воинов  во главе  с предателем  и изменником герцогом  Брунгастом.

  Ваша задача  -  войти в город  под  видом  странствующих  танцовщиц, попасть к  нему  на  пирушку  и постараться  завоевать  его доверие.  К  герцогу  пойдут  всего  восемь  девушек, с ними вместе пойдут восемь  смельчаков – это будут  наши воины  в  качестве  телохранителей, переодетые  в шутов.  Дело очень опасное  и трудное, но  от  него  зависит  судьба  Корнеана  и  судьба всей  Хрании.  Остальные  двенадцать  девушек  разобьются  по  парам  и постараются  попасть  к  высшим военачальникам  на  приём.  Основная  задача, - подпоить  всех  наших  недругов, чтобы  они заснули. Может, не сразу, через  пару-тройку дней. Когда вы  споите  сонным зельем военачальников  и самого  Брунгаста, в  этот  же  час  другие  девушки  должны  будут  проделать  то  же  самое  и со стражниками, стерегущими главные  ворота, -  их  всего-то  семеро. Сделать  это  нужно  незаметно  для  всех, иначе всех вас казнят! Тут  нужна  смелость  и сноровка, -  улучив  подходящий  момент, подсыпать  зелье  в  питьё  герцогу и военачальникам.  Когда  все они уснут, наши  телохранители  откроют  изнутри  ворота  города, и  мы  с войском  тихо  войдём  в  Корнеан. Дальше  будет видно, - или  бой, в случае тревоги, или  мы  возьмём город без  шума… Силы  у нас  превосходящие, втрое  больше  артийцев.  Для  связи  друг  с  другом при вас будут  несколько  мальчишек-посыльных, которые  сообщат  вам, когда  нужно действовать. Сигнал  к  открытию  ворот  -  тройной крик  сойки. Всё  понятно?

-  Понятно!  -  дружно ответили  девушки.

-  Станцуйте  нам, как умеете!  - попросила  Дева.

-  Как, прямо  здесь?  - недоумённо  спросили девицы.

-  Да, прямо  здесь, -  мне  же нужно  увидеть, как вы  это  делаете, - музыканты, начинайте  играть!

  Заиграла  музыка. Чарующие  звуки  её  заполнили  пространство  шатра, и  девушки закружились  в  прекрасном и  обворожительном танце. У  офицеров  округлились  глаза -  перед  такой  грацией  и красотой не  устоит никто!

   Дева  осталась довольна.

-  Вы  проверяли  зелье? -  спросила  Дева  у лекарей.

- Конечно, уважаемая Лореана!  Оно  прекрасно работает, -  несколько  секунд, и  человек, выпивший  его, валится  с ног, желая  только  одного  -  спать!

-  Выяснили, каков  точный  состав  у  зелья?

 - К сожалению, нет, досточтимая  Дева! Старушки, которые  его  изготовили, никому  не  рассказывают своих  секретов… Единственное, что  нам удалось  узнать, -  в  состав  зелья  входит  большая доза белладонны, -  это растение, как  известно, обладает  сильным  усыпляющим  действием.

-  Этого  достаточно… -  задумчиво  произнесла  Дева, - аккуратно  разлейте  зелье  по  двадцати пузырькам и раздайте  их  девушкам. Идите, готовьтесь в путь…  Через  час -  общий  сбор.

- Слушаемся! -  и лекари  удалились  вместе  с  девушками  и музыкантами.

  Отдав  ещё  кое-какие  распоряжения  насчёт  воинов-телохранителей, Дева  вышла на поляну  и огляделась.  Смеркалось.  Её  войско, расположенное  в  миле  от города, готовилось  к  решающей  битве  этой  войны. Повсюду  горели костры, воины  чистили коней  и  своё оружие, приводили  в  порядок  одежду  и доспехи.  Тысячи  палаток  и шатров до  самого  горизонта  представляли  внушительное  зрелище! Но во всей  этой  грандиозной  картине, во  всём  этом кажущемся  хаосе  снующих  туда-сюда  воинов  и офицеров  чувствовалась  мощнейшая  дисциплина!  И  какой-то незримый, но  сильный, объединяющий  всех  стержень  духа  присутствовал  во  всём войске. Знала  бы Лореана, что имя  этому  стержню  -  беззаветная Любовь  к  ней,  единственной  во всём войске  Деве-красавице, чей взор, пламенный  и нежный, даровал  при встречах  воинам  удесятерённую  силу! Каждый  из них  готов  был  умереть  за неё  и за  Хранию!... Её  мысли  прервал  чей-то голос:

- Уважаемая  Дева!  Вам послание  из  крепости.

  Она  обернулась. Перед  ней  стоял один  из  офицеров. Он  держал  в  руках  обычную  стрелу. Но стрела  эта  была  с  секретом. Дело  в  том, что  в  самом  Корнеане  жили  и  работали  несколько  хранийских  шпионов, заранее, ещё  до войны,  засланных  сюда, для  сбора  необходимых  сведений.  Ещё  давно  у  них  был  уговор  с  хранийскими  военачальниками, -  в случае  осады  города  держать  связь  со своими  особым  способом. Он  заключался  в следующем, - собранные  сведения  на  клочке  бересты  записывались, послание  сворачивалось в  узкую  трубочку  и  пряталось  в  специальное углубление  стрелы  под наконечником. Эти стрелы  были  толще, чем  обычно, именно  по  этой  причине. Когда  такая  стрела-послание  была  готова, то  с  высокого  места, близкого  к  стене, как  смеркалось, стрелу  пускали  из  лука  за  пределы  города. 

    Дева  знала  об  этом способе, и  заранее  предприняла  кое-какие  свои тайные  шаги  по установлению  контакта  со  своими  шпионами в  этом городе. И  сейчас  в  шатре  она разворачивала  бересту, где  содержалось  всего три  слова:

«У  Брунгаста  сегодня  пирушка».

…Через  час  приготовления  лазутчиков закончились, и  все  они, вместе  с  переодетыми  в  шутов  воинами, вместе  с  музыкантами  выстроились на поляне  возле  шатра  Девы. Смельчаки  представляли  собой  весьма  интересное  и пёстрое  сборище. Восьмерых  воинов  подбирали  специально  так, чтобы  каждый  из них  мог  бы  изобразить  шута, знал  бы  всякие шутки  и прибаутки, умел  бы  соответствующим  образом  кривляться, скакать  на  одной ноге, кувыркаться  и прыгать. Среди  стотысячного  войска  нашлись  такие  молодцы, -  в  прошлом  они как  раз  и  занимались  шутовским  делом, -  все  они  обладали  смешными  рожами, изображали  слабых  и  беззащитных, хотя  на самом  деле были крепкими  и  сильными, знали множество  шуток. В  принципе, были отобраны  войсковые  балагуры  и шутники, которые  за словом в карман  не полезут. Их  переодели  в  настоящих  шутов, -  в  цветастых  лоскутных  одеждах, с колпаками  на головах,  на каждом из них  звенели  маленькие бубенчики.  

  И сейчас  задача, стоящая  перед  ними, являла  собой  чуть ли не  самое  опасное  предприятие  во  всей  войне.  Девушки  сами  по себе были прекрасны  и  безупречны! Их  красота  сводила  с ума, а  если  добавить  к  этому  отличные  шёлковые  цветные  платья, то  вряд  ли  кто-то  заподозрит  в них  шпионок. Милые, безхитростные  лица  танцовщиц  излучали  игривость  и  весёлость, негу  и желание… Мужчины-артийцы  были  весьма  падки  на женщин, именно  на  это  и рассчитывала Дева. Ещё  раз  оглядывая  потешное  войско, оценивая  музыкантов, одетых  так, как  обычно  они  одеваются, -  камзол, шляпа  с  перьями, сорочка  и  бриджи, Лореана  улыбнулась, подавив  в себе  нарастающую  волну  хохота, переведя  взгляд  на  «шутов», -  без  смеха  нельзя  на них  было смотреть!

 -  Теперь  самое главное, друзья  мои!  По  нашим  данным, Брунгаст  очень  любит  всяческие  пирушки, особенно  если  в  ней  участвуют  красивые  девушки.  Как  раз  сегодня, как  нам  донесли из  крепости, у  него  во  дворце  намечается,  ближе  к  полуночи, знатная  пирушка. У  вас есть  ещё  четыре  часа, чтобы  успеть  на неё  попасть. Каждому  из  вас  сейчас  выдадут  шёлковые  красные  лоскутки  с  жёлтой  полоской, -  это артийские  пропуска  в  город, -  их  соорудили  наши  умельцы, пока  вас  искали… К  тому  же, при въезде  в  город  с  вас  могут  потребовать  плату  за въезд, -  обычно  она  составляет  полдуката  с человека.  Казначей  войска  выделяет  для  всех  вас  сто  дукатов, -  этого  хватит  с  лихвой, чтобы  въехать, к  тому  же, танцовщицы, не имеющие  своих денег, могут  вызвать подозрение. Дадите  при  въезде  стражникам  не  полдуката, а  по  целому  дукату с  каждого  – артийцы  жадные, охочи  до  дармовых  денег. Их  мытарь  будет очень  доволен  такой  прибылью… Теперь  внимание  -  к вам на въезде обязательно  подойдёт  артийский  офицер, потребовав  или  пропуск, или  какой-либо  пергамент, -  а  вдруг  вы  везёте  важное  сообщение  для  Брунгаста? Вручите  ему  вот  это…

    И  Златовласка  бережно  достала  из-за  пазухи  пергаментный   свиток.

-  Это  -  искусно  сфабрикованное  послание  Брунгасту  от  его  близкого  друга, барона  К., который  хвалит  танцовщиц  и шлёт ему  их  в  подарок  на  пирушку. Барон  живёт  в  сорока  милях  отсюда, и на днях  наши  воины  перехватили  от него письмо, адресованное  герцогу. Так вот, наш войсковой писарь, владеющий  особым искусством, подделал  почерк  барона  так, что  и не  отличишь  от  оригинала. Тем  более, при  тусклом  свете  свечей  во  дворце  особо  и  не  разглядишь  тонкости  почерка. Но  это лже-послание  от  барона  сделано  идеально, -  именно  ради  той  цели, которую  я  наметила, -  взять  в  плен  самого  Брунгаста.  Он  обязательно клюнет  на  эту  наживку, и  допустит  вас, девицы-красавицы, к себе  на  пирушку. Этот пергамент  по  сути, ваш  пропуск  во  дворец. По-другому  вы  туда  попасть просто  не сможете. Берегите  его… -  с  этими  словами  она  передала  пергамент  одному  из  надёжных  музыкантов,  самому  безобидному  на вид, и он  тут  же спрятал  документ  в  футляр  с  инструментом. 

-  За вами  -  три  крытые  арбы, якобы  подарок  от барона.

   Садитесь в них, и  с Богом!  -  произнесла  Дева.

 Напутствуя  девушек  на опасное  дело, она  совершила  особый  ритуал  передачи  силы, - подошла  к ним  и  приложила свой  лоб  ко  лбу  каждой  из них  со  словами: «Пусть ведёт  и  бережёт вас  сила  Высшая!»  Затем  достала  сияющий  меч  Радегаста, опустила  его трижды  на  каждую  из  девушек - на  левое плечо, на правое, и на  макушку головы.

    Тот  же  ритуал  она  проделала и с воинами. 

- Теперь  с вами моя  обережная  сила, сила  моего  старца,  и сила  самого  Бога -князя Радегаста! С  этой  тройной силой  вас  никто не тронет, -  она  сильнее  многих  сил  во  Вселенной!  А  теперь  ступайте.  Через  час, когда  полностью стемнеет, вы  уже  войдёте в  город.  Зелье в  пузырьках будет  при каждой  из  вас, спрятанное  в  потайном  месте…

   Дева  обратилась к воинам:

-  Помните  о  крике сойки?

-  Да, Лореана, как  только   ворота  откроем, наш  друг  прокричит сойкой.

   Девушки  забрались  в арбы, и они тронулись в путь. Двое возниц  были  из местных  крестьян, которые  неплохо  знали город.

   Вслед  этой  необычной  процессии  долго  смотрела  Лореана, пока  они не скрылись из виду…

*** *** ***

   Девушки  вместе  с  воинами-шутами  безпрепятственно  попали  в  город.

При въезде некоторые  из  красавиц  игриво выглянули  из  арбы, специально  начали  строить  глазки  артийским  стражникам, стерегущим ворота. Это  входило  в план  Лореаны. Те  загорелись  желанием  поближе  рассмотреть  девиц  и  попросили их  сойти на  землю.  Из первой  арбы  вылезли   семь  красавиц, из  второй -  пять.

- О, да  тут  целый девичий цветник! -  воскликнул  один  из стражников, заглядывая  в  арбу, -  у  вас  есть  пропуска?

-  Мы  едем  к  Брунгасту!  У нас  письмо  к  нему, -  отвечали  девушки, сидящие  в  арбе, показывая  свои  лоскутки. Те  же, которые  стояли уже на  земле, произнесли:

-  Не  переживайте, у  герцога  сегодня  пирушка, у  вас  она  тоже  будет.  Ближе  к  полуночи  мы  к  вам  заглянем  и попируем  славно!  Готовьте  пунш  и  закуску. Мы  хорошо  вам  станцуем, а  там видно  будет, что  с вами  делать, - и  девицы  зазывно  послали  стражникам  полные  огня  взоры.

  Те  с  новой  неистовой  силой  попытались тут  же  потискать  девушек, но  их  занятие  прервал внезапно  выросший  за  их  спинами  офицер:

- Что  здесь  такое? Почему  девицы, откуда? Кто  вы такие?  - посыпался  град  вопросов.

   Музыкант  показал  свой  пропуск, затем  пергамент,  протянув  его  офицеру:

- Мы  к  герцогу  на  пирушку.  Письмо  от  барона К. Если  вы  нас  задержите, вам  не  сносить  головы.

  Офицер  побледнел, - это  было заметно  при свете  факелов, укреплённых  на  боковых  шершавых  стенах. Он  прекрасно  знал, чем может закончиться  препятствие с  его  стороны. В лучшем  случае  его разжалуют, в  худшем  герцог самолично  вызовет  его на  допрос  и отрубит  голову  без  жалости.  Все  знали  о  крайней  жестокости  Брунгаста. 

  Поэтому, бегло  пробежав  глазами  послание  на  пергаменте, он  вернул  его  музыканту  и, козырнув, коротко  приказал  стражникам:

-  Пропустить…

  Через  десяток  метров  их  остановили  мытари. Рядом с ними стояли  несколько  высоких, свирепых  стражников  с  копьями  в  руках.

-  Въезд  в  город  платный!  -  заявил  маленького  роста  пухленький  человечек  с масляными, бегающими  глазками.

 Это  был  главный мытарь  города. Он  требовал полдуката  за  каждого  проезжающего.

- Здесь  пятьдесят  дукатов, -  произнёс  один  из  шутов,  -  нас  сорок  человек, мы  едем  на пирушку к  герцогу.

-  О, вы  чрезвычайно  добры, сударь! -  масляный  человечек  принял  кошель,

   в котором звенело  золото. Тяжесть  кошеля  говорила  сама  за  себя.

- Въезд  оплачен, можете  ехать… - произнёс  мытарь, и стражники  раздвинули копья, пропуская  цветастую  процессию.

  По  дороге  во  дворец  двенадцать  девушек  незаметно  сошли, -  трое  из них  отправились  обратно  к  воротам, -  соблазнять стражников, с ними  пошли  три музыканта. Остальные  девять, зная  точные  адреса  военачальников, разбрелись по  городу, разбившись  на пары.  Безупречный, но опасный  план  Лореаны  начинал  воплощаться  в  жизнь.

  В  течение  следующих  двадцати  минут  волы  довезли оставшихся  девиц  до  дворца, где волшебный  пергамент  вновь  оказал  своё мощное воздействие, -  при виде  важного  документа  все  стражники  тушевались  и  не  чинили  ни малейших  препятствий.

…Герцог  их  принял  сразу, завидев  таких  красавиц. Пергамент  его мало  интересовал, он  бегло  просмотрел  его  и  бросил  на  пол.  Этот  самоуверенный  похотливец  больше  интересовался  девушками, чем  какими-то  пергаментами.  Безпечное  поведение  герцога  было  очень  на  руку  всем  девушкам, -  бдительность герцога  была  усыплена  красотой  танцовщиц.

  Веселье  началось!  В  течение двух  часов  кряду  девушки  танцевали  перед  герцогом  и его гостями, которые  от пунша  и  других  чрезмерных возлияний  уже  были  изрядно  пьяны, и поэтому  подлить  сонное  зелье  не  составило  особого  труда.  Девушки сделали  так  - пятеро  из  них  увлекли  герцога  на  танец  в  середину  зала, а  трое  других  тем временем  подлили  в  его  бокал  зелье.  Никто  и  внимания  на них  не  обратил  во  всеобщей  кутерьме.

  Музыканты  старались  вовсю. Они  играли  мелодию  за  мелодией, как  будто на свадьбах. Рожки  и свирели, барабаны  и лютни, -  всё  сплелось  в  чарующих  звуках  воедино, образуя  атмосферу  праздника. Воины- шуты  развлекали  гостей  шутками  и плясками, вызывая  взрывы  хохота.  Девушки, зная  своё  дело, всё  пытались  увлечь  герцога, а тот  с  безумно  горящими  глазами  пытался  поцеловать  хоть  одну  из  них  в  весёлом  колдовстве  танца. 

  Наконец, устав  отплясывать, Брунгаст  сел  за  стол, поднял  свой  бокал  и выкрикнул:

-  За  милых  красавиц, которых  мне  прислал  в  радость  мой  друг  барон  К.! Надеюсь, и  ночка  сегодня  будет  у  меня  превосходная с такими  наядами!

…И залпом  осушил  бокал.  Через  минуту  он  свалился  под  стол, как подкошенный. Воины  переглянулись  с  девушками.  Те  мгновенно  оценили ситуацию:

- Герцог  устал  и хочет  почивать, -  четверо  из  них  подхватили  сонного  герцога  под  руки, -  где  у  него  спальня?  -  спросили они  у  гостей.

  Гости  и  сами  лыка  не  вязали. Но один  из них  поднял  тяжёлую  от хмеля голову, молча  показал  рукой  вправо  и  произнёс  заплетающимся  языком:

-  Несите его  туда… И  останьтесь  с ним  на  всю ночь. Герцог  нам  ещё  понадо… -  он  не  успел  договорить, рухнув  пьяной  башкой на  стол прямо между блюдом  с крабами  и  запечённым  поросёнком, от  которого  осталась  отгрызенная половина.

  Танцовщицы  занесли  вялого  герцога  в  спальню, за  ними  устремились  трое  шутов-воинов.  Повалили  его  на  роскошное  ложе. Тут  в дело вступили  мужчины:

-  Красавицы  вы  наши! Молодцы!  -  полушёпотом  произнесли  они, -  теперь  этот мерзавец  у  нас  в руках. Нужно  срочно  вынести  его  из  дворца.  Но как?

-  Давайте  завернём  его  в  один  из ковров  и  вынесем, как  подарок  от герцога...

- Стражники  могут заподозрить неладное… -  сосредоточенно  размышляли воины, -  их  тут  очень много, боюсь, мы  со всеми не  справимся…

- У нас  же есть волшебный  пергамент!  - воскликнула  одна  из  красавиц, доставая  документ, -  а  там  написано:  одари  их  золотом  и коврами  за  их  искусство!

-  В  принципе, такой  вариант  возможен, - в  открытую, не  таясь, вынести ковёр  с  ним  и погрузить  его  в арбу.

- Стойте! -  опять же  полушёпотом, заговорщически произнесла  одна  из  девушек, -  у  меня появилась одна идея!

- Какая?  Говори скорее!  Время  идёт, а войско  Девы  ждёт  сигнала!

-  Давайте его  переоденем  в  шута, и вынесем  как будто нашего, но мертвецки  пьяного… Как будто  нас   герцог отпустил.  А  шут оденет одежды  лакея, -  я  видела рядом каморку, где  этой  одежды  полно!

- За  дело!  -  молвил  один  из воинов, -  принеси  нам  сюда  одежду  лакея, -  приказал  он  трём  девицам, а  мы  тут  его сейчас  переоденем  в  шута.

  Девицы  тихо  выскользнули  из  спальни  и скоро вернулись  с  ворохом одежды.

-  Как  там  гости?  -  спросил  один  из  воинов.

-  Спят  как  убитые… -  отвечали  девушки, -  переодевайтесь.

   Воин-шут быстро переоделся  в  лакея, герцога  облачили  в  одежды  шута, нахлобучили ему  колпак по  самые брови, ножницами  срезали ему  бороду, и стал  он  похож  на  сильно небритого, пьяного в стельку шута.

    После  чего  вся процессия, минуя  пиршественный  зал, вышла  в коридоры  и  направилась  к  выходу.  Пьяного  герцога-шута  тащили  под  руки  двое  дюжих  воинов.  Благополучно  добрались  они  до  выхода   из  дворца, где  их  остановили  трое  стражников. Недалеко  стояла  их  арба  со  спящим  на  козлах  возницей.

-  Кого  тащите?  -  строго  вопросили  они  у  всех.

- Нашего  шута, он  малость пунша перепил, -  отвечали  хранийские  воины, на  всякий  случай  приготовив  в  карманах  кинжалы, -  а  нас  герцог отпустил…

-  А ну-ка, давайте  глянем  на  этого  шута, -  не  успел  произнести  стражник, как  тут же  грузно осел  на  землю, охая, -  кинжал  точно  вонзился  ему  в спину. Это, оказывается, был один  из воинов,  подкравшийся сзади. Он-то и  нанёс  удар.

  Двое  других  стражников  не успели  и глазом моргнуть, как  хранийцы  бросились  на  них  и  молниеносно  сразили  кинжалами.

 - Так-то  будет лучше… -  процедили  они, оглядывая  улицу. На ней  было  пустынно. Они  оттащили  троих  поверженных  стражников в  укромный  уголок, а сами  погрузили  в  арбу  безчувственного  герцога, сели  сами  в  арбу, помогая  девушкам  и крикнули  вознице:  

-  Пошёл!....

*** *** ***

  Узница.

Бывшая  баронесса, молодая  девушка  24  лет  с  белокурыми волосами  и ясным взглядом,  по имени  Шарлотта,  сидела  в  камере  башни  вот  уже  третий  месяц. Сколько  приключений  она пережила  за  последние три года! И  связи  с  сильными мира  сего, с принцем, князьями, баронами  и  герцогами, и  срочная  доставка  королевских  писем  в отдалённые  концы  страны, и переписка  с теми, кто  мог  решить судьбу Хрании… Всего не перечесть… И вот её  недруги схватили  её  на  дороге, заточили  в  башню, и обвиняют  её  в том, что  она  является  шпионкой. Ну, какая  из неё  шпионка? Она просто очень любила  свою  любимую  Хранию, и старалась  всё  делать  для  того, чтобы  ей  жилось  легче. Все шесть  лет войны  с  Артией  она страстно  желала  одного, -  чтобы  война  прекратилась, и на  её  земле воцарился  мир!  Неужели  это  плохо  -  желать мира?  Но те недруги, которым  невыгодна  была  позиция  Шарлотты, её  переписка  с маркизами  и  баронами, сегодня  приговорили  её  к  казни. Самое  обидное  было  то, что  недруги  её  играли  двойную роль, -  с одной  стороны, они служили артийцам, с  другой -  были своими, хранийцами. И  спорить  с  их аргументами  она  не могла.  Она  знала  лишь  одно, - против неё  затеяна слишком грязная  игра, и выпутаться  из этой ситуации будет уже невозможно! Только какое-то чудо должно спасти её…

   Девушка  недавно  с  ужасом  узнала  о том, что её  возлюбленный, отважный  воин  Эдвин, также  был  схвачен  и заточён  в  башню, только в  другую  камеру… И  вот через  три дня  по решению неправедного суда их повезут на казнь. Её  размышления  прервал   шум…

   Что это???...  На улице стали  вдруг  отчётливо слышны  громкие  звуки, звон  мечей, крики  толпы…  Что  это такое?!? -  недоумевала  узница, - Новая  стычка  стражников  с  людьми, или что? Шарлотта  была  в полном  неведении, когда открылась  дверь  и  симпатизирующий  ей  стражник   шёпотом  сообщил:

-  В городе идёт  битва!  Войско  хранийцев  ворвалось  в  город  во  главе  с  Девой Лореаной!

  Лореана!  Это  имя  она уже  слышала  не раз!  Оно было на  слуху  у  людей  вот  уже  больше года.  Овеянное  легендами  имя  будоражило  её  воображение, -  Шарлотта  очень  хотела  повидать  великую  Деву, но  всякий раз  какие-то  иные планы  не  давали ей  такой  возможности… Но  вот  Дева  здесь, в  городе, и значит, она  сражается  против артийцев! Значит, есть шанс  выйти отсюда….

  В  этот момент  в камеру  вошёл  её  главный  мучитель  -  один  из  верховных судей,  барон Ф., скрестил  руки  на груди,  и произнёс  холодным  тоном:

- Войско Девы нам  не помеха. Вы  гнусная, низкая шпионка, и через  три дня  в  любом  случае  будете  повешены. Вместе с вашим  Эдвином. Так  решил  королевский  суд, и  никто не вправе  отменить его решение. Я  полагаю, что сами  хранийцы, когда узнают о ваших  похождениях, не  захотят  вас  помиловать. У  вас  нет  никаких  шансов.

  Только  теперь  Шарлотта  поняла, как  её  жестоко  подставили  под  удар. «Будете  повешены…»  -  неприятным  звоном  в ушах  отзывались  слова  барона… «Вместе  с вашим  Эдвином..» -  эта  фраза  ей  отозвалась  болью  в  душе.  «Только  не  он!  Мы  же  ни в чём не виноваты!  За что, Боже?...»  Эти  и другие, подобные  невесёлые  мысли  одолевали  её  в  эту  ночь…  Ей оставалось  только мучительно  ждать.... Как  не  хочется  умирать  молодой, когда  только начинаешь  жить!... 

  И  слабая, беззащитная  девушка  горько  заплакала. Она  всегда  считала  себя  сильной  духом, но  перед  лицом  неотвратимого  конца  вдруг  испугалась…

 

  Битва за Корнеан.

Пока  восемь  девушек  и восемь  воинов  исполняли  главную  задачу  во дворце, оставшиеся  двенадцать  прекрасно  справились  со своими. Всех  девятерых  главных  артийских  генералов  девушки соблазнили  в  их  домах, споили, и  теперь  они спали  у  себя  мертвецким сном.  То же самое  проделали  и  со  стражниками, стерегущими  ворота.  Мытари  с  охраной сразу ушли  после закрытия ворот, осталось  только  семеро.  Ими-то  и  занялись  оставшиеся  девушки. В  течение трёх  часов  все  стражники  были  обезврежены  сонным  зельем. Край  неба окрасился  розовым, солнце  должно  было вот-вот взойти. Тут  как  раз  подоспели  те, кто  захватил  герцога, и  переодетый  шут-лакей  закричал  сойкой  три  раза, стоя  у  самых ворот.

-  А  ну-ка, ребята, навались! -  трое  сильных  воинов  нажали  снизу  на  тяжёлый засов, сдвигая  его  с места, подняли  его  и  бросили  в сторону. Массивные  ворота  открылись, -  за  ним  в  сотне  шагов  уже стояло  наготове войско  Лореаны.

…Они вошли  в спящий  город  тихо, не  бряцая  оружием. Не разговаривая.  Лореана  молча  ехала  по пустынным  улицам  Корнеана  во главе  войска  прямо  ко  дворцу.  Неожиданно  на одной  из улиц  показался  большой  вражеский  отряд, и  в  тот  же  миг  запели  трубы  по  всему  городу, предвещая  тревогу.  Оказывается, несколько полковников, не  участвовавших  в пирушках, заподозрив неладное, подняли ночью по тревоге  весь тридцатитысячный гарнизон  артийцев, и  сейчас  их  по  частям  направили  на  разные  улочки  города, образуя  полукольцо, чтобы  не  пустить  хранийцев  во  дворец.

-  К  бою!  -  зычно  прокричала  Дева, первая  ринувшись  на вражеский  отряд,  высоко  подняв  меч  над  головой.  Врезавшись на  полном  скаку  в их  ряды, она  яростно  наносила  удары  за  ударами, поражая  артийцев  насмерть!

  За  Лореаной  тут  же  устремились  первые  триста  воинов, сражаясь против  неприятеля  бок  о  бок  с  ней. Завязалась  жаркая  битва! Зазвенели копья, мечи, слышны были вопли  раненых  и  поверженных  наземь  артийцев.  

Не прекращая наносить удары, Лореана  обернулась  к  своим  и крикнула:

- Приказ  всем  офицерам! Укрепить охрану у главных  ворот.  Послать людей  во  дворец!  Рассредоточить  войско  по  всем улицам!  Рубить  врага, не  жалея  сил!

  Офицеры, услыхав  голос  своей  любимицы, тотчас  бросились  исполнять приказ.

  Уличные  бои  в Корнеане  длились  три  часа.  Наконец, передовой  отряд  под предводительством  Святой Девы прорвал  оборону  артийцев  и занял  главную  площадь  около  дворца. Такой  жаркой  сечи  ещё  город  не  знал!  Со всех сторон  неслись  крики  тысяч  людей, -  и горожан, помогающим  хранийцам  кольями  и топорами, и  самих  воинов, теснящих  ряды  артийцев. Слышен был сплошной звон мечей да свист летящих стрел… Превосходство  в  количестве  хранийских  войск  сыграло  решающую  роль  в  исходе  битвы.  К  тому  же, артийцы  дрались  спросонок, не  совсем  готовые  к  внезапному  нападению, военачальники  артийцев  ломали  голову, где  же  герцог? Сам  же  герцог  в  это  время  мирно  посапывал  в  арбе  за  пределами  города…

  На  крыши  многих  домов  военачальники  отправили  лучников, -  те  успешно  отправляли  стрелы  за  стрелами  в  гущу кипучего  боя, стараясь  попасть  в  зелёные  камзолы  хранийцев.

   Дева  на  белом коне  отважно  сражалась  впереди всех, невзирая  на  опасность.  Неожиданно  в  её  коня  попало  чьё-то  копьё, и  он  рухнул  на  мостовую. Лореана  чудом  увернулась, каким-то образом смогла выскользнуть из-под коня, и  теперь пешая билась  с врагами.  Её  небесный меч, как живой,  горел  и  сиял  голубым  свечением  в  свете  восходящего солнца, вкруговую  сея  смерть  наступавшим врагам.

   Солдаты, вдохновлённые  Девой, бились  отважно и яростно, её  смелость  передалась  им, -  их  сила  умножилась  в несколько  раз, -  она, эта сила, и  явилась  предвестницей  окончательной  победы! Лореана  без  устали  работала  мечом, одновременно  успевая  оглядываться  на  своих  соратников, оценивая  ситуацию…  Вдруг  её  оглушил  чей-то  крик  совсем  рядом:

-  Дева! Берегись! -  один  из  воинов, тоже пеший, бросился  к  ней, -  он увидел, как  в неё  целился  один  из вражеских лучников  с крыши. В  следующий  миг  этот  храбрец  заслонил Лореану от летящей с противным свистом стрелы, которая  предназначалась  ей, но  сам  при  этом  был  поражён  этой  самой  стрелой  прямо  в сердце.

  Лореана  изумлённо  воззрилась  на  своего  спасителя, узнав  в  нём  того  самого  Сидмона-воина, который  на ристалище  бросился  перед  ней  на колени… И тут  же  бросила  приказ  своим офицерам:

 -  Лучников  готовьте! И  арбалетчиков на крыши… -  а  сама  продолжала  битву.

…Следующая стрела  попала  в неё. Прямо  в левое предплечье.  Дева яростно обломила её  и  билась  дальше!

…Но  силы почти  иссякли, меч  дрогнул  в  её  руках, и  раненую  Лореану  воины  тут  же вынесли  в  тыл, где  ею  занялся  войсковой  лекарь. Он  вытащил  стрелу  из  плеча  Девы, оно  горело  нестерпимой  болью!  Девушку  уложили  на какую-то повозку  и  увезли  в  шатёр.  У  неё  началась  горячка.

  Тем временем по  всем улицам  превосходящие силы  хранийцев  завершали бой.

 Через  час  битва  завершилась   полной  победой королевского войска, -  разрозненные  и слабые  войска  артийцев, теснимые  со всех сторон, вынуждены  были  сдаться  на  милость победителей…  Офицеры  отлично  знали  своё  дело, -  тут  же  разоружили  всех  оставшихся  врагов, и  отдали  приказ  заточить  их  в  темницу.  Всего  в  этой  битве  пало  около  двадцати  тысяч  артийцев, потери  хранийцев  также  были  немалыми, -  полегло  смертию  храбрых около  пяти  тысяч  воинов…

  Корнеан  был  взят, герцог-предатель  был  низвержен…

  Впоследствии  был  устроен  общий  погребальный  костёр  для  всех  хранийских  воинов. Схоронили  их  с  большими  почестями…

  Дева  в  этот  момент  лежала  в  шатре  без  памяти, при  ней  находились  лекарь, одна  старушка, знающая  травы, и  Арни.

-  Кайден!  Кайден! Дедушка,  помоги… -  в  бреду  шептала  Лореана, плечо её  кровоточило, лекарь  только  успевал  менять повязки.

-  Какого-то  Кайдена  зовёт, -  машинально  произнёс  офицер  Арни, -  кто  этот  Кайден?...

    Внезапно  перед  ними, будто  из  тумана, появился  седой  старец:

-  Кайден, -  это я… - и  склонился  над  Лореаной, -  девочка  моя… Выйдите  все, мне  нужно  исцелить  её  и  поднять  на  ноги.

-  Кто  вы  такой?  -  удивлённо, но  уважительно  промолвил  Арни.

-  Я - её учитель, - старец Кайден. Она  прошла полное обучение у меня в лесу.

   И  сейчас только я смогу ей помочь... Ступайте.

    Арни  отозвал всех  из  шатра, оставив  Кайдена  наедине  с  Лореаной.

   Дева  по-прежнему  бредила. Старик возложил на  её  рану  руки, закрыл  свои  очи  и  затих… Спустя  несколько  минут  Дева  очнулась, увидала  Кайдена, просияла:

-  Дедушка! - слёзы  брызнули  из  её  глаз, - как  мне  тебя  не  хватало! Как  больно!

- Тихо, милая, тихо, скоро  всё  пройдёт… Ты  позвала  меня, и  вот  я  здесь. Я  помогу  тебе.

  И  вправду, ещё  немного  времени  прошло, и Деве  стало  значительно  легче.  Боль  ушла, кровь  перестала  идти, рана  стала  быстро  затягиваться.

-  Пить…  Хочу  пить… -  пробормотала  Лореана.

-  Тебе  пока  нельзя, -  возьми  вот  это, -  и  старец  достал  откуда-то большую грушу, выдавил  сок  ей  на губы.

-  Уже  полегче?  -  спросил он.

-  Да, дедушка, легче, -  взор Девы  прояснился, стал  осмысленным.

-  Где  я?

- Ты в своём  шатре.  Тебя ранили в  бою стрелой, наконечник  у неё  звёздчатый, образует  глубокую, рваную  рану. Но  сейчас  я  привёл  в  норму  твоё  кровообращение, и  через  сутки-двое  ты  сможешь  уже  встать.

-  Как  это, меня  ранили? -  слабо  спросила  Дева.

-  Да, бывает  и такое… -  мою  обережную силу, видать, кто-то из  чёрных  магов, пробил, и  тебя  тут  же  зацепили  стрелой, но слава  Богу, ты  жива… Наших воинов  в  этой  битве  полегло  много…

-  Сколько?  - спросила  Дева  сквозь  боль, приподнимаясь  на  кровати.  В глазах  её  отражалась  скорбь  и мука.

-  Пять  тысяч… Лежи, лежи, тебе  нельзя  пока вставать.

    Кайден  позвал  лекаря  и  вручил  ему  пузырёк  с каким-то  снадобьем:

-  Давайте  ей пить  вот  это  каждый  час  по  ложечке.  Через сутки  она  уже встанет, а  через  три  дня  её  рана  полностью  затянется, и  Дева  снова  будет  в  строю…

-  Что  это?  -  лекарь  с  любопытством  рассматривал  пузырёк.

-  Это  состав  из  особых, волшебных  трав. Восстанавливает  любые  органы  за  пару  дней, затягивает раны…  Займитесь  ею. А  мне пора.

  С  этими  словами  старец  как  будто  испарился.  Лекарь  в недоумении  осмотрелся, - дедушка  исчез  так  же, как  и  появился…

  Корнеан  перешёл полностью  во владение  хранийских  войск.  Офицеры  заняли  дворец, назначили  нового  правителя  города  из  числа  жителей.  Оставили  гарнизон, насчитывающий  десять  тысяч  воинов. Всех  убитых  на  улицах  убрали, вырыли для  них  яму  и  закопали… Пленных  артийцев  чуть позже  судили, немногих  повесили, за  их  многолетнее  сопротивление, остальных  отпустили  домой  по  приказу  Девы.

…Через  три  дня  Дева  встала  на  ноги, -  рана  её  чудесным  образом  полностью  затянулась, и  не  давала  знать  о  себе  никакими  болями. Лореана  вновь  взяла  управление  войском в свои  руки.  Первым  делом  она  расспросила лекаря  о Кайдене, -  тот  ей  рассказал  о  снадобье, об  исчезновении  старика, о  её  быстром  выздоровлении. Дева  пожалела  о  том, что  Кайден  не  остался  с  ней.  Утешением  для  Лореаны  было  то, что  он   вовремя  пришёл  ей  на помощь.

 Позвав  офицеров, она  спросила  их, где тело  Сидмона, который  её  спас  во время  битвы… Они  ответили, что  его  тело  положили  в  самый  холодный  погреб, завернув  в  саван, как  бы зная  о том, что Дева  захочет  с ним  проститься.

-  Привезите  мне  его  сюда, -  коротко  приказала  она. В  этот  момент  некоторые офицеры  увидали в  уголках  её  глаз  блеснувшие слёзы…

   Просьбу  Девы  исполнили  тотчас, -  и скоро  перед ней  развернули холодный  саван, где  лежало  тело  молодого  воина, пронзённого  стрелой… Дева  наклонилась над ним, поцеловала  в  лоб  на прощание   и  прошептала:

- Вот  настоящий  герой!  Он  любил  меня  и  отдал  жизнь  за эту  любовь…  Схороните  его  как полагается.

   Воины  развели  погребальный  костёр  и  предали  тело героя  огню  со всеми  почестями.

  Тем  временем  тысячи  жителей  города  Корнеан  пришли  ко  дворцу и просили  о  том, чтобы  Лореана, их  спасительница, явилась  в город  на  всеобщий  праздник, устроенный  в  честь  неё  и войска.  Просьбу горожан  передали  Деве, и  она  ответила:

- Пусть встречают  меня  с войском завтра в 9  утра. Я  готова. И  достаньте  нового коня.  Мой, похоже, погиб  во  время  битвы.

  Горожане  Корнеана, узнав  о  том, что назавтра  Дева  торжественно въедет  в  город, несказанно  обрадовались, разнесли  это известие повсюду, и начали  интенсивно  готовиться  к  этому  событию.  На  большой  придворцовой  площади  возвели пиршественные  столы  рядами, которые  тянулись  от края  до края. Горожане  несли  на пиршество  все свои припасы -  мясо птиц, лесную дичь, пунш, сочные хлеба, зелень, фрукты  и овощи, ягоды  и напитки.  Были наняты десятки  музыкантов, -  приготовления  к  пиру  велись  самые  серьёзные!...

  К  вечеру  Лореане  под шатёр  подвели  нового  белого коня. Вместе  с  богатой  сбруей. Этот  боевой  конь  был  ещё  краше  и сильнее  предыдущего, который, к  сожалению, погиб  в  битве  за  Корнеан.  Лореана  легко  вскочила  на  подарок  офицеров, погарцевала  немного  на  нём, спрыгнула  на  землю:

-  Отличный  конь!  Как  зовут  его?

-  Гром! -  ответили  воины-офицеры, - этого  коня  нам  подарили  для  тебя, Дева  Лореана, сами  горожане. Нашли у  одного  коневода  и  выкупили.

-  Прекрасно!  Значит, завтра  пир… -  и Лореана  задумалась  о чём-то, -  сообщите  мне, кто-то  из  наших  людей сейчас  томится  в  тюремной  башне  города, кроме  пленных  артийцев?  И за что?

-  Есть  только  одна  пара -  говорят, шпионы…

- Шпионы, говорите… -  и Дева  задумалась, - когда въедем в город, я  хочу  их видеть…

   И добавила  уже  другим тоном:

-  Скажите-ка  мне, что  с  герцогом?  Где  он?

- Наша  предводительница!  Герцога  захватили  девушки  и воины  в  плен, подпоив  его, вывезли к воротам, а  когда ночью войско  вошло  в  город, его  спящего отвезли  в  наш  стан, прямо  в арбе. Он  в  наряде  шута. Затем, когда он очнулся, мы  перевезли  его  в  городскую  башню.  Сейчас  он  в  одной  из  камер.

- Привезите его сюда. Немедленно! Я хочу увидеть  его. И  где  те  девушки, которые  совершили  подвиг, захватив  герцога? 

-  Здесь  они все, здесь, в  наших палатках, ждали тебя, пока  ты  встанешь  на ноги.

-  Позовите  их  ко  мне…

… Двадцать девушек-героинь, совершившие  почти  невозможное, стояли  перед  Лореаной, с ними вошли  и  те воины-шуты, которые их  сопровождали.

   Дева-полководец  обняла  каждую  из них, горячо  поблагодарила, затем  перешла  к воинам, точно  так же  обняла  каждого, заглянув  им  в глаза.

    После  чего  отдала  распоряжение офицерам:

-  Выдайте  каждой  девушке  по  триста  дукатов, воинам  также  по  триста. И ещё, -  найдите  для  всех в  окрестностях  или  в  городе  брошенные  дома, и  отпишите  им в  собственность  именем  принца. Пусть  эти  дома  станут  для них  родными.

-  Благодарим  вас, Дева! -  девушки  склонились  в  поклоне.

-  Вы  будете  на пиру? -  спросила  Дева, -  или сразу  поедете  домой?

-  Мы  ещё  останемся… -  отвечали  девушки.

  Приказание  Девы  было  исполнено  точно  и в  кратчайшие сроки -  каждая  из  девушек  в  течение недели получила  триста  дукатов  и  по  своему  дому  в  окрестностях.  То  же самое  получили  и  воины.  Их  действия  явились решающими  в  этой  войне…

…Привезли  герцога  Брунгаста. Завели в шатёр к Деве. Он  весь  осунулся за  эти  три дня, сник  весь, понимая, что его  ждёт… Не  привыкло  его  высочество  к  тюремной  камере, всё  больше к  роскоши  его тянуло… Лореана  долго и пристально смотрела  на него, - он  сразу  как-то  съёжился  под  её взглядом, вобрал голову  в плечи. Она  ещё  раз  презрительно  глянула  на  герцога, а  потом  тихо  молвила:

-  За  ваши преступления  против  Хрании  вы  ответите  перед  принцем… Я  не  вправе  решать вашу  судьбу.

   И тут  же  отдала  приказ  отвезти  его  с усиленным  конвоем в сто  человек в Пармию, на  суд  принца.

Что  и  было сделано.

…Через  неделю  герцога  казнили  на главной  площади  столицы  Хрании  как  изменника  и  предателя…

Это  известие  обрадовало  хранийский  народ, -  тысячам семей  этот  узурпатор  принёс много  горя  и страданий.

 

   Триумф.

На  следующий  день  состоялся  триумфальный  въезд  Девы  со своим войском  в  Корнеан. Жители  горячо  приветствовали  свою  освободительницу, усыпая  её  путь  следования  свежими розами, монетами  и сладостями. Дева,  одетая  во всё  чистое и новое, с  горящим  взором  восседающая  на  белом  коне, величаво  въезжала  в  город.

   В  руках  у  Девы  было  длинное  копьё, на котором  красовался  её  родовой  герб, -  вертикальный  меч  на голубом фоне, входящий  в  центр  золотой  короны, а  по  бокам  два вензеля. За  ней  тянулся  длинный  шлейф  огромного  войска.  Крики  тысяч  людей, наполненные ликованием и радостью, сотрясали воздух  утреннего  Корнеана.  Всем  жителям  хотелось  увидеть  великую Деву, которая  справилась  с ненавистным  и жестоким  герцогом, и  которая  фактически  освободила  город  от  врагов. Ведь  её  хитроумный  план  сработал  так, как  она  задумала.

   Процессия  двигалась  медленно, по  главной  улице.

   В  это  самое  время  из  боковой  улочки  выехала  повозка, на которой была  укреплена  большая  клетка.  В  ней  стоя  везли  двух  узников  из башни  -  девушку  и  парня. Их  изодранная  одежда, измождённый  вид  и кровоподтёки  на лице  и  всём  теле  после пыток  говорили сами за  себя. Только глаза  их  горели последней надеждой  на  чудо…  

  Повозка  пересекла  птичьи ряды, пустынные  в  этот  час, и покатила по улице с постоялыми дворами. Во  всех  домах  ставни  были  закрыты, и несколько редких  прохожих  так  спешили, что  почти не обращали внимания на мрачную повозку. 

    Один  из  солдат  недовольно  пробурчал:

- Они все  у  южных  ворот, там, где  Дева должна  войти в город. Наши сановники  могли бы  вынести свой  приговор  немного  пораньше.

- Что ж, придётся поторопиться, -  ответил  другой.

- Тище! - цыкнул  на них  сержант, ехавший  верхом, - слышите, что  это?

   И  в самом  деле, -  в восточной части  города  слышался  шум  многоголосой  толпы. Она  гудела, как  рой  встревоженных  гигантских  пчёл, тогда  как в  других  местах  было тихо. Зазвонили  колокола соборов. Крики и приветствия  усиливались по мере их  приближения  к  дворцу.

- Она  уже  входит! - возбуждённо  вскрикнул  всадник.

- Слава Богу! - тихо произнёс стражник.

  Шарлотта  пожала плечами. Она  мысленно  торопила  события, -  ей  хотелось, чтобы  вся  эта  зловещая  комедия  побыстрее  закончилась. Вокруг них бушевала толпа, а  они  с  Эдвином  были так  одиноки! Никому  не  было  до них  дела... Вместе  со  старым стражником  и спешившими  солдатами  они  неумолимо приближались  к  своей  смерти...

   Шум  ликования  приближался.

   Колокола  собора  выплеснули волну  оскорбительной  радости на  головы осуждённых. Внезапный  протест  охватил  Шарлотту: по  какому  праву  все  эти ликующие  люди  принуждают  их  умирать?!?  В  ней  вдруг  с  неистовой  силой пробудился  инстинкт  самосохранения. Она  задёргалась  в  своих  путах  и, когда повозка  затряслась  по неровной  мостовой, закричала:

- Я  не  хочу  умирать!!.. Мы  невиновны!.. Мы  невиновны!!!...

  Вопли  толпы  заглушили  её  крики. В  мгновение ока  площадь  была запружена народом. Окна  поспешно раскрывались  горожанами, чтобы  спустить наружу гобелены, куски  разноцветного  шёлка, которые, разворачиваясь, спускались  до самой  земли. Повозка  внезапно  остановилась. Людское  море  преградило  ей путь. Но  этого  никто  не  заметил...

    Глядя поверх  ликующей  толпы, Шарлотта  увидела  медленно продвигавшийся  военный  кортеж.

  Впереди, на белом коне ехал рыцарь с обнажённой головой. Люди почтительно расступались перед ним, образуя живой  коридор. Сидя в своей клетке, возвышавшейся над толпой, осуждённая поняла, что это и есть Лореана. Её протест внезапно прошёл, и она сама не могла понять, почему… Широко раскрыв глаза, оцепенев, смотрела она на ехавшую впереди девушку-полководца. На Лореане были белые доспехи, блестевшие так, словно были сделаны из серебра. Одной рукой она держала поводья, в другой было копьё, на вершине которого был прикреплён треугольный штандарт. Вокруг неё  развевались войсковые знамёна. Но среди всего этого великолепия Шарлотта видела лишь юную прелестную девушку, её чистое и ясное лицо под шапкой золотистых волос, подстриженных, как у мальчика, её голубые, искренние, лучистые глаза. Мужчины и женщины ходили вокруг Лореаны, старались дотронуться до её руки, доспехов или хотя бы коня. Она ласково улыбалась им и бережно отодвигала, безпокоясь о том, чтобы они не попали под копыта её коня. В порыве восторга какой-то юноша нечаянно поднес свой факел слишком близко к одному из знамён, и оно загорелось. Быстрым движением Лореана схватила знамя, потушила пламя голой рукой и отбросила почерневшее, ещё тлеющее полотнище  в сторону. Толпа неистово зашумела. За спиной Девы Шарлотта разглядела барона Яна Корнеанского. Много неизвестных ей людей ещё сопровождали  Деву в этой процессии.

  Повозка  поравнялась  с  кортежем, и взгляд  Лореаны  вдруг  упал  на  узников.

В этот  же  самый  миг Шарлотта  с  жадностью  воззрилась  на великую  Деву. Их  взоры  пересеклись, как молнии, и высекли  искру  мгновенного понимания. Повелительным жестом  Дева показала всем остановиться. До  клетки  оставалось около  пятидесяти  шагов. Лореана  подозвала  Арни:

-  Поди, узнай, кто  это такие и куда  их  везут?

Арни  подъехал  к повозке  и спросил:

-  Куда вы везёте  этих  несчастных? И кто  это?

-  Это  шпионы… -  отвечал  один  из  стражников, -  и  везут  их  на казнь.

-  Мы  не  шпионы!!!  -  вдруг  закричала  Шарлотта, -  нас  подставил  барон  Ф.!  Он  и ещё  пять судей продались  артийцам!

-  Молчи, негодница! -  и стражник  попытался  огреть  её  кнутом, но  Арни  остановил  его окриком:

-  Стой!  Не смей  бить  её!  Сама  Дева  интересуется  ими…

-  А что  мне  какая-то дева?  -  огрызнулся стражник, -  у  меня  приказ  -  доставить  узников  на казнь!

   Боковым  зрением  стражник  увидел, как  к  повозке  подъезжает на  белом  коне  очень красивая белокурая  девушка  в  доспехах, со знаками  отличия  на копье.

- Это  Дева  Лореана!  -  запальчиво  ответил  ему  офицер, -  и  ты  ответишь  за  свою  дерзость!

-  Погоди, Арни, постой, не  горячись… -  Дева подъехала совсем  близко к повозке, -  кто отдал  приказ  их  казнить? - учтиво, даже вежливо  спросила она  стражника.

- Королевский  суд!  Она  шпионка, лазутчица, и  её  сейчас должны  казнить, -  отвечал  заносчиво  стражник.

- Я  вам  приказываю, - освободить  их  тотчас  же!  -  и Дева,  выжидая, наклонилась вперёд  в седле.

- Никто  не  может мне  приказывать, кроме моего прямого начальства! -  не совсем  уверенно  отвечал  стражник, увидав, как  несколько  десятков  дюжих  воинов  сплотились  на  конях  вокруг  Девы.

- Эй, ты!  -  крикнул  ему  один  из  офицеров, -  ты  что, слепой, не видишь, кто  с тобой  разговаривает?

   Лореана  подняла  руку, как  бы  успокаивая  своих, и повторила:

- Вы слышали  мой  приказ?  Именем  принца  Бастиана, повелеваю  вам -  освободить  узников!...

  За всей  этой картиной  внимательно наблюдали тысячи глаз горожан, и все  прекрасно  понимали, что  правда  и  вес  на  стороне  Девы.

-  Ну, как  прикажете, госпожа! -  отвечал  стражник, -  только  мне нужна  бумага  от вас, что  вы  отдали  такой  приказ, -  меня  тоже  могут казнить  за  то, что  отпустил  их…

  Дева  подозвала  войскового  писаря  и  повелела:

- Напиши  ему  мой  приказ  на  пергаменте:

«Я, Дева Лореана, верховный военачальник королевского войска, приказываю  освободить этих узников тотчас же! Под мою  ответственность. Число, подпись, год». Писарь  тут  же  написал отменным почерком текст, Дева подписала  его и  вручила  свиток стражнику:

-  Этого  довольно?

- Здесь  не  хватает  печати… -  и стражник  обезкураженно  взглянул на  Деву:

- Так  вы  и есть  та  самая знаменитая Дева? -  только  сейчас до этого  тугодума  дошло, кто  перед  ним  стоит.

    Толпа  вместе  с  ближайшими воинами  расхохотались:

-  Безмозглый баран!  Разуй  глаза!  Вот  тебе  наши печати! -  с  этими  словами  добрых  два  десятка  воинов  вытащили  свои мечи, при этом  скроив  страшные, свирепые  рожи.  Они  вот-вот  были готовы  проткнуть насквозь  незадачливых  стражников…

-  Мы  взяли  этот  город, значит, мы  здесь  и распоряжаемся, кто  будет  казнён, а кто нет…- отвечала  Лореана, смеясь  над выходкой  своих  воинов, -  отпустите  их.

  Стражники, перепугавшись  такого натиска, и поняв, что дело нешуточное, мигом открыли  клетку  и выпустили  оттуда    бедных  узников, еле  стоящих  на ногах.

   Шарлотта  с  радостным криком  бросилась  к  Лореане, припав  головой  к  её  седлу:

-  Благодарим  вас, великая Дева!  Вы  спасли  нам  жизнь, и  теперь мы обязаны вам своей…

   Лореана  мягко  подняла  голову  узницы  и спросила:

-  Как  твоё  имя, милая?

-  Шарлотта… А это мой  любимый  Эдвин… - и она кивнула  в сторону узника.

-  Вот что, Шарлотта,   полезайте-ка  со своим  любимым в  ближайшую  повозку, -  когда  прибудем на  место, расскажешь  мне  всё, как  есть. Ладно?

  Её  нежный  и мягкий  взор  был обращён  к  измученной  Шарлотте, он  излучал  только  любовь  и  участие…

   Узница  заплакала  от счастья, и  повиновалась. Им  помогли сесть  в  повозку, и процессия,  как ни в чём ни бывало, продолжала свой  путь  по  утренним, залитым  солнцем,  улицам  города…

   Их  привезли в  один  гостеприимный  дом, где  предложили Деве остановиться. Лореана  сама  изъявила  желание, чтобы  Шарлотта  и Эдвин  остались  при ней. Распорядившись  насчёт  узников, она  попросила  привести  их  в  порядок, -  отмыть, одеть, накормить. Через  два  часа  чистая, умытая и одетая  Шарлотта сидела  у  хозяйского   зеркала  в одной  из комнат  и  пудрой  замазывала  оставшиеся  следы  кровоподтёков  после  пыток.

В комнату  вошла Лореана:

- О, да  ты  совсем  стала  знатной  дамой! -  изумлённо  воскликнула  она.

  Шарлотта  в смущении  припала к  её  рукам,  покрывая  их поцелуями:

- Вы  спасли  нас  от  смерти! Хвала  Небесам, вы  появились так  вовремя!

- Ладно, ладно, довольно, -  мягко  выпростала  руки  от поцелуев  Дева, - чуть позже, за  столом, расскажешь мне  о  сути дела, - почему  ты оказалась  в  темнице, кто  тебя  туда  упрятал и многое  другое. Нам  же  нужно  знать правду, не так ли?

- Да, великая Дева! Обязательно  нужно, -  всё  расскажу, как на духу!

…Весь день проведя среди обитательниц гостеприимного дома, Шарлотта украдкой наблюдала за Лореаной. Дева очаровала её столь сильно, как дотоле не могла очаровать ни одна другая женщина. Временами Шарлотта даже забывала об Эдвине. Когда  же  она думала о нём, её охватывало смущение, ибо память рисовала ей картины слишком волнующие. Рядом с Лореаной, такой простой и чистой, подобные воспоминания казались ей  грехом.

  Все в городе считали Деву святой и блаженной, хотя она была земной и естественной. Она смеялась искренне и заразительно в минуты веселья, но когда это требовалось, умела гневаться так сильно, как никто из её приближённых.

Пополудни, проходя  мимо  комнаты  Девы, которая  была открыта, она услышала  голос  её:

-  Зайди ко  мне, Шарлотта!

Бывшая  узница  зашла, оглядываясь  в  её  комнате.

-  Помоги  мне, пожалуйста, с латными рукавицами…

   И  она  протянула  ей  латные  доспехи. 

– Лореана, – прошептала Шарлотта, разглядывая одну из латных рукавиц девушки, – я хотела бы служить вам. Позвольте мне облачиться в мужское платье и стать вашим оруженосцем…

– Чтобы мои красавцы-капитаны потеряли голову от такого очаровательного оруженосца? – улыбнулась Дева, – вы слишком красивы и соблазнительны, чтобы жить среди солдат. Ведь они совсем не ангелы, скорее наоборот, а в  вас есть то, что способно пробудить в них худшие инстинкты, толкнуть их на ссору, например, вызвать ревность.

  Шарлотта вздохнула и не стала настаивать. Час  назад она видела, как Дева скакала верхом в сопровождении своих воинов, тренируясь перед  смотром. Среди них блестели тёмные доспехи отдохнувшего Эдвина. Он, казалось, ревностнее всех охранял Лореану, но, странное дело, Шарлотта не испытывала никакой ревности! Эта девушка удивительно умела погасить всякие чувства, таившиеся в глубинах её души. Шарлотта даже была почему-то убеждена, что, пока молодой человек следует за Лореаной, с ним ничего не случится. Дева внушала  безграничное  доверие…

К  вечеру, после смотра, состоялся грандиозный пир в честь победы!

Люди веселились и ликовали, пели песни и танцевали. Два дня и две ночи подряд длилось  веселье...

За  эти  два  дня  Шарлотта  рассказала  Деве  о  продажности  судей, особенно  о  бароне  Ф., который  плёл  свои интриги  вместе с чёрными  жрецами  Артии  против  своих  же  хранийцев.  Когда Дева  узнала  правду  об этих  скрытых  изменниках, она вознегодовала  и приказала  арестовать  барона Ф. и  всех пятерых  судей, достав  их  хоть из-под  земли.

   Судей в  ту же ночь  арестовали  в  их  же домах, разбирались  недолго, их  вина  была очевидна, и  через  два дня  их  повесили  как  врагов  Хрании на  главной  площади  Корнеана.  Ирония  судьбы  состояла  в том, что верёвка, предназначенная  для  Шарлотты, плотно  затянулась  на  шее  её  главного  мучителя, барона  Ф. …..

  Впоследствии  Шарлотта  сдружилась с Девой  и стала её  постоянной  спутницей  в   военных  походах, и даже  присутствовала  на коронации  Бастиана.  Сама  Дева  всё-таки определила  её  в  войско как  своего личного  ординарца. Капитаны только  радовались, что  «женского  полку  прибыло», как  они  любили  выражаться…

   Эдвину  место  нашлось в строю, среди  таких же  воинов, как  и он  сам. Учитывая  его  мужество и отвагу, его знатное  происхождение  и   отличные  навыки  боя, Лореана  решила, что  он достоин  звания  королевского  лейтенанта, и поручила  ему  в  командование  целый  батальон  -  триста  человек.  Через  месяц  Шарлотта  и  Эдвин  поженились, - всё  войско  праздновало  эту  свадьбу… 

 *** *** *** 

После  блестящей  победы  хранийского  войска  и  в честь  её  полководца  Лореану  впоследствии  стали  величать  «Корнеанская Дева»…

…Не  знала  Дева  лишь одного  -  чёрные  жрецы  плетут  против  неё  железные  сети, собирая  по  крупицам сказанные  ею слова, отданные  приказы, письменно  или устно, слухи  и  сплетни, которые  они сами же  и  сочиняли…

   Не  знала  она  также  о  том, что  всё  золото  герцога  чёрные  жрецы  успели вывезти  из  города  за  сутки до  битвы в  неизвестном направлении, убедив  герцога  хорошенько  его  припрятать  в  одном  из своих  замков. Сокровища, гружённые на  пять  повозок,  охранял в пути отряд  из  сорока  человек, -  доверенных  крепких  воинов  самого  герцога. Сопровождал  груз  главный  жрец  по имени Цубей. По пути  несколько десятков  разбойников, нанятых  им накануне,  ночью  во  сне  порезали  ножами весь  отряд, и  отвезли  золото  туда, куда показал  жрец.  За  это  они получили пять  мешков  золота. Чуть позже  всё золото  предусмотрительный  Цубей  перепрятал в  своё  имение, но уже с помощью  своих  людей… То, что  задумали  чёрные  жрецы  против   светлой  Девы, являлось  самой  отвратительной  мерзостью, когда-либо  существовавшей  на  Земле  и  под Небесами…

   *** *** *** 

«Любовный» Совет. Трое у ручья.

   На  днях  пришла  депеша  от Бастиана, -  с приглашением  на  коронацию.  Дева  приняла  решение  отвести  войска  от  Корнеана  и  приблизиться  к  Пармии. Они  в  походе  находились  уже  третий  день. Один  только  вопрос тревожил  Деву, и  она  хотела  его  решить…

   Лореана  прекрасно  знала  о  том, что  почти всё  войско тайно влюблено в  неё.

Да  и как  можно  было  не  любить  её? Только безчувственный  болван  мог не  обратить  внимание  на её  небесные, правильной  формы  глаза, на  её  красивые, чётко очерченные губы, правильный нос, высокий, чистый лоб, руки, на  её  манеру  мудро, разумно и со  знанием  дела  отвечать на вопросы, на  её  звонкий  девичий  голосочек. Вместе  с тем, Дева  умудрялась  сочетать  все  эти  прелести  с  мужеством  и  стойкостью, с  храбростью и презрением  к смерти.  Великий  полководец  проглядывался в ней… и царственная  особа Божьего воина!

  Все  это знали, и  потому боготворили  её!  Масла  в  огонь  добавляли  ещё всевозможные  и разношёрстные слухи  о  волшебной, Небесной  силе  самой  Девы, о  её  святости, о том, что учил  её  колдун, - по  одной  версии, чародей-маг, - по  другой  версии, добрый  волшебник, - по-третьей… Никто  толком правду  не  знал, но слухи -  ужасная  вещь… Вот  и нынче, после  грандиозной  победы  в  Корнеане  слухи  поползли  ещё  и  другие  -  зловещие, тёмные  и  неприятные. Говорили  недобрые  языки, что  Деве  помогает  в  её  победах  сам  дьявол, что  она  с  ним  якобы спит  и….  тому  подобный  бред… Конечно, в создании  этих  слухов  не обошлось  без  чёрных  жрецов. Им  нужно  было  обязательно  очернить  Деву  в глазах  многих  людей, поэтому  они  наняли  за увесистые  кошели  золота  сорок  нечистых  на  руку  людей, но при этом имеющих относительно честный  вид, и  те  пошли  парами  по  двадцати  городам  Хрании  распускать эти грязные  слухи  про  Святую Деву. Выбирали  эти  продажные  негодяи  сборища  кумушек, которые  сплошь и рядом точат лясы на рынках  и  завалинках.  Правда, бывали случаи, когда  этих  лжецов  отлавливали  мужчины  и, особо  не  церемонясь  с  ними, просто  вешали  их  где-нибудь в  лесу. Таким способом  эти  мужики  мстили  за  Деву, за  клевету  против неё. Но  Любовь, всепобеждающая  и  лучезарная, сияла  из  её  глаз  каждый  раз, когда она  вела  битву, или  когда въезжала в какой-то  городок;  Этот  огонь  скрыть  было  невозможно, -  он  сиял  для всех  одинаково, как  солнце, -  тысячи людей  его видели  со слезами  радости  на  глазах!... Для многих  тысяч  людей  просто  увидеть  Лореану  означало  счастье, - они  более  ничего  не желали, -  лишь бы увидеть  Святую  Деву, - для  них  уже было  величайшим  благом…  Популярность  Девы  была  настолько  велика, настолько  всепроникающа  и  всеобъемлюща, что порой  люди  забывали, как  зовут  их  короля, их  удельного  князя, но  имя Девы  помнили  всегда, благоговейно  повторяя  его  перед  сном…

   Дева  Лореана  почти  догадывалась  обо  всём, и  ей  было  даже  как-то  неловко  за  себя.  Она  не  чувствовала  себя  какой-то  великой, или  святой, она  просто  исполняла  волю  Единого. Знала, что  Он  действует  через  неё, но не командует, как  чёрная  сила, не повелевает  никем, не  унижает, и не делает никого  рабами… Эта  Высшая  сила  всё  делала  посредством  Любви, но  такой  прекрасной  во  всяком  действии, что  любой  человек, узнав её по каким-то признакам, понимал, что  здесь  без  Бога  не  обошлось.

   Бывали и случаи,  совершенно  немыслимые в  её  войске. Например, она  вспомнила  такой:

   Один  из  молодых  солдат во время привала, напившись пунша, хвалился у походного костра, что  якобы Лореана перед взятием Корнеана ему волшебную  ночку подарила. Обычная мужская пьяная похвальба. Однако, эти слова случайно услыхала сама Дева, проходившая в этот момент  по лагерю. Она остановилась и сказала болтуну: «Ты зачем  врёшь? Этого не было! За своё  враньё ты  будешь наказан, пусть Бог и займётся тобой с этой самой минуты…»
  Тот в ужасе упал на колени и стал умолять о прощении. Дева ответила: «Пусть Бог прощает тебя, а я сама - не прощу». Наутро, во время переправы, этот болтун поскользнулся в воде и ударился головой об камень. Сразу и насмерть….

Все тут же увидели в этом провидение и Божью руку.
Так или иначе, после таких речей болтуну этому было не жить.

…Последнее  время, особенно  когда  она  приблизила  к  себе  Шарлотту, Лореана  заметила  многие  взгляды  приближённых  офицеров, -  а  было  их  всего  сорок человек, - которые, мягко  говоря, были  явно двусмысленными. Чтобы  прекратить  эти  поползновения  в  сторону  взаимосимпатий, и чтобы  уравнять  все  права  в войске, а также  для  укрепления  дисциплины, Дева  решила  созвать  всех  офицеров, -  от  лейтенанта до полковника, на  откровенный  разговор. А чтобы  не возникло  сомнений  насчёт  предмета  сбора  людей, она  оповестила  всех, что  ждёт  их  на  очередной  военный  совет. Впрочем, для всех  офицеров  являться  на  такой  совет  было  счастьем великим, -  они могли часами  наблюдать  за  ней и слушать её, -  так  велика была их сила  Любви!..

   Когда   все  собрались, Красавица  выступила  вперёд  и  начала  речь:

- Уважаемые  мои офицеры!  Я собрала  вас  вот  по  какому  поводу: все  вы прекрасно  знаете, что  практически всё  войско  влюблено  в меня… В  том  числе  и  вы. Может  быть, это и есть причина всех наших побед, но с недавних пор  я заметила  со стороны  некоторых мелких и крупных военачальников  явно  недвусмысленные  взгляды, направленные  в  мою сторону… Они  говорили  так  красноречиво, что   разгадать  их  было  очень  легко… От  женского  взгляда  ничто  не  ускользает, - он  видит  те вещи,  которые  от  мужчин  скрыты…

- Скажи нам, Лореана, кто  это  так осмелился  смотреть  на  тебя?  -  скрипя  зубами  и  сжимая  кулаки, тихо  процедил  Арни, -  мы разорвём  его  на части!...

- Боюсь, мой  дорогой  Арни, тебе  придётся  разрывать  на части  слишком много  народу, и наше  войско  заметно  поредеет  от  такого  рвения… Я  не  буду  всем  вам  сообщать  имена  этих  достаточно  смелых  людей, понимая  их  мужскую  природу… Скажу  только  одно  -  передайте  всему  войску  и всем  мелким  офицерам, -  я всех  вас  люблю  одинаково, как  братьев, и  другой  любви  здесь, на войне, быть не должно… Вероятно, когда война  закончится  с нашей  и  божьей  помощью, тогда  я  смогу  выйти  замуж  за  кого-либо  из  вас, но  это  вопрос  будущего… Я  понимаю, что  для  каждого  из  вас  было бы великим счастьем  жениться  на мне, но  пока  в Хрании  льётся  кровь, пока  безчинствуют  враги,  нам  не  до  женитьбы, нам  не  до  заигрываний  друг  с другом. Помните, что пока ещё  я ваш  военачальник, и негоже  мне  каждый  раз краснеть  за  взгляды  своих  воинов… Я всё  сказала, вам  есть о  чём поразмыслить.

   Она  вышла  из  шатра, и  пошла  к  роднику. Ей  захотелось  побыть  одной.

   Как  только  девушка  присела  над  водой, разглядывая  своё  отражение  в  небольшом  озёрце, образованным  чистым  ключом, внезапно появились  прямо  над  водой  те самые  три  фигуры  в  золотом  сиянии, которые  её  являлись  тогда, когда  ей  было  13  лет. И  там, в  волшебном лесу, тоже  был  родник. Одна  из  фигур, сияя  золотом, промолвила  ей:

- Дева Лореана! Ты помнишь нас? Мы - посланцы  Единого…

  Нынче  предупреждаем  тебя  о  том, что  тебе вскорости суждено  испытать  свой  настоящий рок!  Берегись  сладких  обещаний будущего короля  и его свиты.

Они  могут  быть  обманчивы. Помни  о  высшем  величии, и  о  своём  предназначении… Тебя  очень  часто  последнее  время  люди  в народе  называют: «Огненная  Дева», «Пламенная Дева». Эти  слова  формируют  твою  жизнь, твой  рок… Конечно, речи  твои  пламенны  и  вдохновляют  всех, -  и воинов, и  простых  жителей, но  знай, что  огонь имеет  и  обратную  сторону….

-  Кто вы?  Как вас зовут?  -  Лореана, вся  в слезах, стояла  перед  ними, почти  ослеплённая  высшим  сиянием.

-  Мы  пока  не  можем назвать себя, но  скоро  ты  станешь  в  наши  ряды, и  тогда  ты  узнаешь  всё, что  нужно… Эти  тела, которые  ты видишь, не физические, - они Осиянные, пронизанные  Светом  Творца, и  посему  не  все  выдерживают  это сияние, многие  слепнут.  Ты  же  выдерживаешь  наш  Свет, значит, ты гораздо  более  близка  к  нам, чем  к  людям…  Ибо  твой  Свет  подобен  нашему  - он  един…

   Фигуры  стали медленно  растворяться  в  воздухе.  Лореана  протянула  руки  к ним, как  бы  прося  защиты, и  в  следующий  миг  упала  рядом  с  родником на  траву  от  переизбытка  чувств…

    Очнулась  она  в шатре. 

    Воины обнаружили  её  лежащей  у  родника, и перенесли сюда. Над  ней  склонился  лекарь:

-  Как вы  себя  чувствуете, Дева? Вам  уже  легче?  Что  с вами  случилось?

- Ничего, просто усталость, -  Дева  не  стала  никому рассказывать  о чудесном явлении.  Неизвестно, как  бы  отреагировали  на  это  и  воины, и офицеры.

  «Пусть всё  это  останется  в тайне…» -  разумно  решила  Дева. И  была  права.

*** *** ***

 

   Коронация. Предательство.

  Ускоренным  маршем  войско  дошло  до пределов Пармии. Дева  с небольшим отрядом  из  двадцати  высших  офицеров  отбывает  в  город, оставив всё  стотысячное войско  за  городом, в  поле. Восхищению и радости горожан  нет предела, когда  они  узнают, кто  въехал  в  город. Власти  города  вынуждены  выстроить  живую стену  из стражников  по краям  дороги, чтобы  огромная  толпа  не повредила  проезжающую  к собору  Лореану.  Крики  ликования  и радости  от  созерцания  Святой  Девы  достигают  ушей Бастиана, -  и  он, таким  образом, узнаёт о её  прибытии. Они встретились у  входа  в  собор.  Принц предлагает  ввести  в город  часть королевского  войска  для  придания церемонии  коронации  большей  пышности.

- Не стоит  вводить  в  город  всё  войско, - их слишком  много, и  они  заполонят  все  улицы… - Бастиан  щурился  от  солнца, стоя  у кареты. Его  золотистый  камзол, расшитый  богатыми  нитками, освещённый  солнцем, напомнил  Деве  о  трёх  посланцах… - дай  приказ  в  течение  часа-полтора  прибыть  сюда  лучшим  отрядам  в  количестве, скажем, двух тысяч  человек. Этого  будет  достаточно.

   Лореана, получив  приказ  принца, передала его  офицерам, и  те  тут  же  принялись  его  исполнять.

   Через полтора часа  в  город  торжественно  вошли две  тысячи  солдат, -  отборных  королевских  воинов. Люди  их  приветствовали  с крыш  домов, бросали  им  под ноги  цветы, громко  кричали: «Да здравствует  король!  Слава  войску  короля! Слава Корнеанской  Деве!»

  Ещё  через  час  состоялась  коронация. Дева присутствует  на ней, радуясь за принца, - наконец-то  Бастиан стал королём!... С её  помощью, разумеется, - без  её  блестящих  побед  в  затяжной  войне, без  освобождения  Корнеана, без  пленения  герцога Брунгаста  висеть  бы  этому  принцу  на  верёвке… Но, к  сожалению, королям  несвойственно  чувство  благодарности… Или  не  всем королям…

 Пышная  церемония  коронации  вдохновила  Деву  на новые  битвы. Она  стояла  в  соборе, и  слёзы  счастья  лились  у  неё  из  глаз. Как  бы  ей  хотелось, чтобы  новый  король  позаботился  о  своём  собственном  народе!

 Хоть бы он понял, как трудно живётся простым  людям и своими благими действиями  всевозможно  облегчил  им  жизнь! 

   Не знала Святая Дева о подлости и коварстве  этого  новоиспечённого  короля. Всё, что его  занимало, -  это  безграничная  власть, золото  и  женщины. Заботиться  о  своём народе  этот  король и не  собирался, -  выгоды в  этом не  видел. Знала  бы  Дева, какое  чудовище  она  возвела на  трон, то  сама  бы  его и  прикончила  под  страхом  смертной  казни!  Но  этого  всего она не знала…

   Разодетые  сановники  и  приближённые  Бастиана   обратили  внимание  на  Деву, которая  не  скрывала слёз,  и  по собору  прокатился  шёпот:

 - Дева  плачет… Корнеанская  воительница  пустила слезу…

 Но Лореане было всё равно, что скажут о ней придворные, ей  хотелось  обратно  в  своё  войско, которое  она  уже привычно называла  «своим», забывая  о том, что  это войско -  королевское, а она  сама, -  лишь  вассал  короля. 

   На  самом  деле  дух  её  был  гораздо  сильнее  духа  короля. Слабый, изнеженный  сибарит Бастиан  не тянул  на полководца, и  уж  никак  не  смог  бы  командовать  и побеждать врагов в этой  войне, как  это блестяще делала  Дева вместо него...

   Сразу  после коронации  Бастиан  вышел  на   площадь  перед  собором, где  многотысячная  толпа  кричала  ему  приветствия  и  «Славу  королю!»  Чуть позже  вышла  Лореана, король  взял  её  за  руку  и  поднял  над  головами  этот  своеобразный  символ  союза  короля  и  Девы-полководца.  Толпа  людей  взревела с новой силой,  умноженные  многократно  крики  восторга   прокатились  по всей  площади, -  толпа  неистовствовала! Триумф  Девы  был  налицо, -  такой  великой  славы  мало кто  удостаивался… Одно  дело – зыбкое положение  королевской  фаворитки, другое  дело - всеобщая любимица, которую  боготворит и народ, и придворные  короля!

*** *** ***

Прошло ещё  полгода  войны  после  коронации, и Храния почти полностью  была освобождена от  врагов. Остались  только  мелкие  части  неприятеля  на  севере  страны,  разрозненные  и слабые. Всего война  под  командованием Девы  заняла  три года  до момента, когда  её  предали.

   Казна  была почти пуста.

   Страна разорена изматывающей войной.

   Король  Бастиан  в  отчаянии, -  он  не знает, где взять  золото…

  Неожиданно  к нему  во дворец прибывают  несколько  человек. Они  просят  тайной  аудиенции. Как  оказалось, это посланцы  от чёрных  жрецов, -  они  даже  не скрывают  этого! Король  получает  щедрое предложение  - они хотят  заполучить  Деву  вместе  с Мечом, и предлагают  Бастиану два миллиона дукатов  золотом - пополнить казну  за счёт  Девы. Король, недолго думая, предаёт  её! 

   Он  вызывает  её  во  дворец  специальной  депешой. Лореана  прибывает  к  королю  на  разговор.  Тот  предлагает  ей  временно  приостановить  войну  и  с  небольшим  отрядом  в  сто  человек приехать  к  представителям  артийского  войска  с  белым  флагом на мирные  переговоры. Непременное  условие  на  переговорах – показать пергамент  короля, где  будет  написано  о  предложении  сдаться  всем  оставшимся  войскам  артийцев, за что им  будет дарована свобода. Их  отпустят  домой.

  На  переговорах  присутствуют  и  чёрные  жрецы. Они-то  как  раз  и затеяли  свою  игру, ещё  когда  получили от Брунгаста  два миллиона  дукатов. Теперь  герцога  повесили, и  Цубею, главному  жрецу  Артии, было  это вдвойне  выгодно, -  во-первых, некому  возвращать  два  миллиона  дукатов, во-вторых, он  получит  сам Меч Радегаста, захватив  Деву  в  плен.

  Вот и сейчас, сидя  на  переговорах напротив  Девы, ничего не  подозревающей, он  елейно улыбался  ей  натянутой  улыбкой. Сотня  воинов  расположилась  внизу, в  отдельных  комнатах  большого  дома. При  Лореане  остались  только  пять офицеров. Арни  и её любимцев  среди  них  не  было. 

Переговоры  шли весь день и закончились  удачно. Были подписаны  нужные  свитки. Артийцы  согласились с  тем, что  они проиграли эту  войну.  Пергамент с подписями  обеих  сторон  остался  у  Лореаны. Её  проводили  на отдых  в  одну из  верхних  комнат.

   Ночью в дом прокрались  нанятые Цубеем за  золото Брунгаста  убийцы, и  вырезали  во сне весь отряд  Лореаны, -  накануне, с вечера, их подпоили  сонным  порошком…

  Саму Деву  также на  ужине подпоили  зельем, она  крепко уснула, а наутро обнаружила  себя  в  цепях, трясущейся  в  какой-то  крытой карете. Меча  при ней  уже  не  было… Женский крик  отчаяния  и  стоны безсилия  раздались  внутри  кареты, -  как  она  могла дать  себя  одурачить, как могла  позволить  врагам  одолеть её и  заковать  в  цепи?!? О  судьбе  своей  охранной  сотни  она не знала, могла  только  догадываться, что с ними сделают… Но  крики  и  стоны её были  безразличны  тем, кто  её  вёз, -  они  всего  лишь  выполняли приказ. Враги  наконец-то  заполучили  Деву  и  её  Священный  Меч. 

***  ****  ***

  Темница. Пытки. Бунт.

   Лореану  привезли  в  город Брион, пока  ещё  занятый  артийцами. Бросили  в темницу. Каждый  день  её  пытали, били, допрашивали… Чёрные  жрецы  хотели  не просто  получить Меч, они хотели  узнать его  глубинную  тайну, -  как  им управлять, чтобы  власть сама  шла  в руки?  Лореана  стойко  переносит  все пытки.  Её  обвиняли в  том, что  она  захватила  Корнеан  с войском, пленила  герцога, якобы  незаконно, затем  освободила  Шарлотту  -  преступницу. При  этом  не  поставила  на  бумаге  нужную печать.  Деве предъявили  такие  обвинения, которые  сами  по себе  являлись смехотворными.  Якобы, как  это  её  принц  сразу  принял  во  дворце, а на следующий  день  подарил  ей  коня  и тысячу  воинов  в управление?  Не кажется ли ей  всё  это странным?

- Какое  вам  дело  до  решения  принца? -  гневно  спросила  Лореана, облизывая  пересохшие  губы, глядя  в глаза  своему  главному  мучителю – жрецу  Цубею.

- Мне  -  никакого… Только  ваши  действия  очень  уж  смахивают  на колдовство…

  Всё, что она  делала  для  спасения  своей  Родины, жрецы  вывернули шиворот-навыворот, видя в  этом всём  какой-то  демонический  умысел…

  Наконец, Цубей  открыл  ей  подлинный свой  интерес, -  как  работает  Меч, откуда  он  взялся  у  неё?  Никто  из  чёрных  жрецов не поверил  в  то, что  меч    был  подарен  ей  определёнными  обстоятельствами, и  раз  она  нашла  его, то  он  и должен  был  быть  при ней. «Найденное  принадлежит  нашедшему» -  говорила  она  своим мучителям, не  зная, куда  они клонят.

-  Ты украла  Меч! -  утверждали  они, -  ты  воровка! Признавайся, где  ты  взяла  его, у  кого  украла?

-  Нашла  я  его, нашла… -  устала  повторять  Лореана. Удары  следовали  за ударами.  Её  опять  били, долго  и  со  знанием  дела. Тело  Девы  покрылось  кровоподтёками  и  ссадинами  от  побоев. Но она  терпела, зная, что  только мужество  и  сила  духа  помогут ей  справиться  с этой  напастью.

  Ночью  в  камере  она  молила  Небеса  спасти  её, звала Кайдена  на помощь, но  Небеса  закрылись, а старец  на помощь  всё  не приходил.   Кандалы, в  которые  она  была  закована, натёрли  запястья  до крови. Она стала вслух просить тех  троих, светящихся  золотом, о том, чтобы  к  ней вернулся  её  Меч.

Какой-то  слабый  шорох и  нежный  звон, идущий от стены, услыхала  она.

  Вдруг  прямо у неё  в руках  появился  её родной Меч, с которым она уже сжилась воедино! Лореана  несказанно ему обрадовалась, поглаживая  его, прижимаясь  к нему  щекой. 

   Голос, ясный  голос  услыхала она, исходивший  от  тех  же  стен:

- Твой  Меч  будет всегда  с тобой, пока  ты  здесь. Это мы  говорим  тебе, посланцы. Он  будет исчезать утром от взора мучителей, но пока  ты  будешь одна, Меч будет появляться.  Крепись, Дева. Тебя  ждёт  Высший  Огонь…

Лореана  удивлённо  слушала  этот  голос, но что такое «высший  огонь», так  пока и не поняла…

  Так  прошла неделя, другая…  Лореану  всё  пытали, приписывали ей  несуществующие  действия, оскорбляющие  обе  королевские короны, как  хранийскую, так и артийскую. Все  диалоги  между  Девой  и  мучителями  аккуратно  записывал  на  пергамент  артийский писарь. Даже все  те грязные  слухи о  ней, которые  распускали  сами  жрецы  по городам Хрании, он  записывал  так, по  наущению  Цубея, как  будто  это  было на самом деле, и  как  будто она, Дева, сама  призналась  в  этом  жрецам…

-  Ты  спала  с дьяволом?  Он какой, чёрный, с рогами, с красными глазищами, да? –

домогались  жрецы  своей «правды», вытягивая  из Девы  все  жизненные соки.

-  Бред  какой-то!  -  отвечала  им  она, -  какой  дьявол?

-  Тот  самый…  Ты  знаешь, о ком речь  идёт.

-  Напишите  Бастиану, -  он  заберёт  меня  отсюда, он выкупит  меня! -  горячо  восклицала  бедная  Дева, всё  ещё  надеясь  на  чудо.

-  Твой  Бастиан  тебя  же  и  продал  нам! – зло отвечал  ей  главный  мучитель.

-  Не  может  быть!   Как это? -  восклицала  Дева, -  король  предал  меня???

- Да, милая, предал… Ты  ему не  нужна. А нам  нужен  секрет  твоего Меча. Вернее, не  твоего, ты  же его  украла…

- Вот твой пергамент, подписанный  нашими военачальниками и тобой, - жрец  разорвал  его  напополам, - и  шлюшку  твою мы  взяли… А  сотня  твоих  воинов  уже  на  небесах…  -  и  Цубей  с  издёвкой  посмотрел  на  Деву.

 Лореана  гневно  смотрела  на  своего  мучителя. Искры  сыпались у  неё из глаз. Допросы  продолжались, и всё  в таком же  духе, ещё  неделю. Лореана  держалась  стойко, её  молодой  организм  пока  ещё  выдерживал  нечеловеческие, жестокие  пытки…

  Так  прошёл  месяц. Затем  ещё  месяц. Дева  уже  потеряла  счёт  дням  и часам. Единственным её  утешением  был Меч, который, как  по  волшебству, таинственным  образом появлялся в  темнице  у  неё  в  руках… 

  Наконец  она  догадалась спросить  у  Меча, -  может ли  он ей  помочь  освободиться  от оков… Меч  молчал.  Но  вдруг  засиял  голубым  свечением. Дева  подставила  под  это  свечение  руки, и  вдруг, - о  чудеса!  -  оковы  спали  с глухим  звоном, на  пол.  Руки  были свободны, а  в  руках  у  неё вновь сиял священный  меч  Радегаста! «Ну, теперь  держитесь, мерзкие  отродья», -  подумала  она, - «Лореану  вам  так  просто  не  взять!»

  Дождавшись  утра, Дева  стояла  у входа, держа  в руках  наизготовку  свой  меч.  Открылась со скрипом  дверь, и Дева  одним сильным  ударом плашмя  повергла стражника  на  пол. Тот  ошеломлённо  заморгал, и  заорал:

-  Измена!  Побег! У  Девы  меч!  Все  сюда… -  но не успел больше  ничего  крикнуть, так  как Лореана  вынуждена  была  прикончить  его -  враг  он  и есть  враг…    

   Затем, быстро выскочив  в  коридор, она  боковым  зрением  заметила, как  слева к  ней устремляются  несколько  стражников  с  обнажёнными мечами. Она  метнулась  в  правый  проход, -  там уже  ждали другие  стражники. Дева  приготовилась  к  бою. Видать, крик  того  стражника  был  услышан, и  теперь  ей  придётся  собрать  все силы, чтобы  выбраться. Стражники, увидев  Деву  с  Мечом,  бросились  все сразу в  атаку  на неё… Ну, и тут же получили по  заслугам   -  она  вмиг  раскидала  их Мечом, - кого ранила, кого  сразу  убила,  -  слепая  ярость  от  унижений, что ей  пришлось  пережить  в  этой  гнусной  темнице, теперь  была  её  путеводной  звездой!  С  десяток  воинов-артийцев  Дева  поразила  в первой  же  стычке, навалились  ещё  и ещё  воины, и  все  норовили  достать  её  мечом, - ранить, но не  убивать. Таков  был приказ  Цубея, несущийся  громом по  анфиладам  темницы:

-  Брать её  живой! – отовсюду неслись  крики  стражников, -  только  живьём, сети несите… Ловите  её, вот она!!…

   Дева ловко  уходила  от сильных выпадов, нанося  своим мечом сокрушительные  удары  налево  и направо.  Она умудрилась  за десять минут  боя  отправить к  праотцам  тридцать   артийцев.  Петляя  между  проходами, она искала  выход. Вся темница  состояла  из  массы  поворотов, мостиков, переходов, в  которых  легко  можно  было заплутать… Завернув  в один из  узких  коридоров, в котором  вроде никого  пока ещё не  было, Лореана  побежала  по нему, задыхаясь  от спёртого, душного  воздуха. Вдруг  чей-то  знакомый  голос  прозвучал  совсем  рядом:

- Лореана! Дева  моя  милая, Дева! Я  здесь!

  Дева повернула  голову: совсем рядом из тюремного, камерного окошка  на неё  смотрело  лицо  Шарлотты.

-  Шарлотта!?!  Ты как здесь  оказалась?

- Меня  тоже  арестовали  артийцы. Мы вместе с Эдвином  ехали  через  лес, через  неделю  после  свадьбы, и на нас  напали  разбойники, Эдвин  честно  бился, но  их  было  очень много, они нас  скрутили  и  привезли  сюда.  Мы  здесь  почти месяц…

  Голоса  артийцев приблизились, -  в  конце коридора  их  показалась целая свора.

 -  Я  тебя вытащу, Шарлотта!  Сама вырвусь  и вытащу, держись!... -  прокричала  Дева, отражая  первую  атаку  стражников  ударом  меча.

   И  тут впервые  Шарлотта  увидала  великую  Деву в бою. Это  было зрелище  незабываемое, -  в  узком коридоре, в  метр  шириной, Лореана  билась, как  настоящий  воин, как разъярённая львица, у  которой  отбирают  детей! Меч её, звеня  и  сверкая, уложил на холодный тюремный пол на глазах  изумлённой  светской  дамы  десяток дюжих  артийцев!  Затем  подоспели  новые и новые воины. Спустя минуту-две  весь пол  в  коридоре  был  усеян ранеными и убитыми телами  незадачливых  стражников, которые  вздумали  справиться  с  самой  Девой!  Убегая  от новых наступавших, Лореана  нырнула  в какой-то  новый  коридор, который привёл  её  к  большой  деревянной  лестнице, -  она  бегом  спустилась  по ней  и очутилась  во  дворе, где  её  ждало  целое  войско  стражников, -  количеством около сотни! Двор  был  достаточно  широким.  Она  прекрасно  могла  биться  на  таком просторе, -  было  где  развернуться! Дева, осторожно  ступая, выставила  вперёд  свой  меч, -  её  стали окружать  артийцы  полукольцом, не  решаясь, однако, атаковать  первыми…

- Там  лежат  ваших шестьдесят человек, зарубленных  мною  только  что! -  с  силой  крикнула  Дева, -  вас ждёт  та же  участь, выпустите  меня  по-доброму!  Я  здесь  не по своей  воле, меня  держат  силой, и сдаваться  я  не  собираюсь… Потому  что  я  -  Дева  Лореана, взявшая  Корнеан  и  десяток  городов  вместе  с войском, и  со  мной  мой  Меч, который  не  знает поражений!

 -  Не  слушайте  её, наступайте, бейте  её, только  оставьте  в  живых! -  крикнул  своим артийский  сержант, стоящий  слева. В  этот  миг  сразу  пятнадцать  человек  ринулись на  Деву, пытаясь  зажать  её  в плотное  кольцо, но  Меч Радегаста мигом  прорубил  просеку  в  этом живом  заслоне, и  двенадцать  человек, обливаясь  кровью, упали  Деве  под ноги.  Остальные  стушевались, остановились, выжидая, что  скажет  их  сержант. Всем  хотелось  жить…

- Ну  что  же вы, трусы?! Девчонки  испугались?! -  и сержант сам  бросился  на  Деву, орудуя  мечом. Но, видать, его  плохо когда-то учили  сражаться, Лореана  сделала подсечку  ногой, свалила  его  на  землю, и  через  секунду  голова  его  с  высунутым  языком  откатилась  к  ногам  остальных  воинов.

  Те  в  ужасе  застыли  перед  Девой, как  кролики  перед  удавом…

  Массивные ворота  справа  внезапно распахнулись, и на помощь  стражникам  во  двор  темницы  ворвалась  ещё  сотня  артийских  воинов.  Таким  образом,  против  неё  было  сейчас  выставлено  около  двухсот  воинов.

   «Многовато  будет для  меня…» -  мелькнула  мысль  у  Девы.  Но  сдаваться ей  не  было  резона. Она  решила  биться  до  конца. До  любого  конца! И с  этой  мыслью  стала  решительно  наступать  на  скопление  воинов.

-  Я  вас  предупреждала -  это  Меч  Радегаста, он  волшебный. Против него  никто  не  справится, только  подобный  меч  может  его  сокрушить.

  При этих  словах  дрогнули  ряды  воинов, -  никто  не  хотел  связываться  со  Священной  Девой  в  бою, -  слишком  наглядны  были  перед  их  глазами  красноречивые  примеры  «отваги»  их товарищей, которым  уже  ничего  не  нужно  было… 

…Наступая  на  мини-войско, Дева  не  заметила, как  сзади неё, с  балконного  коридора, трое  стражников  тихо приготовили  большую  прочную сеть  и  бросили  на  неё   сверху.  Затем  откуда-то сбоку  появились  ещё  стражники  и бросили  ещё  одну  сеть  ей  на  голову. В  итоге  Дева  запуталась в  них, упала, тут  все  и навалились  на  неё, отобрали  Меч, спеленали  в  сетях  и понесли  внутрь  темницы. В  каком-то  зале её  бросили на пол, и трое стражников, придерживая  за  руки, освободили воительницу  от  сетей, и  опять надели  на  неё  кандалы.  Тут  же  стоял  самодовольный  жрец  Цубей  с  её  Мечом  в руках и ухмылялся:

-  В камеру  её! -  процедил  он  сквозь  зубы.

…Спустя  полчаса  выяснилось, что  дева  Лореана  за  время  короткого  боя в  темнице  положила  насмерть  семьдесят два  человека, включая  смелого  сержанта. Впрочем, он  был  настолько  же  смел, как  и  глуп, -  он  почему-то возомнил, что  справится  с  «девчонкой», вовсе  не  ожидая, что девчонка  эта - ох,  как  непроста…

… Через  два часа  к ней  в  камеру  пришли  все  пять  чёрных  жрецов  и  судья  Манте. Объявили приговор: «За  убийство  семидесяти  двух  стражников, за  все  её  преступления осудить деву Лореану на сожжение на костре, завтра  к  утру, на  центральной  площади  Бриона. Приговор  окончательный. Обжалованию не подлежит».

  «Вот что  значит  «Высший  Огонь…» -  отрешённо подумала  Дева.

   После  чего  ей  сковали  ноги  кандалами, укрепили  кандалы  на  руках, и надели на голову  белый клобук. Лореана  провела  ночь  в  кромешной  тьме…

  Ночью  у  неё  в камере  явились трое светящихся  посланцев и сказали:

- Дева!  Знай, что  тебя  предал  Бастиан, нынешний  король… Но он  не просто  король, он  ещё  и твой родной  брат. У вас разные отцы, но мать одна. Ты  рождена  была  тайно  в  одном  родовом  замке  герцога, -  возлюбленного  твоей  настоящей  матери -  королевы Хрании. Тебя  отдали  кормилице  -  твоей  не  настоящей  матери, которая  тебя  вскормила. На твою настоящую мать-королеву  была  объявлена  охота, ибо  она  занималась  магией. В конце концов, её  нашли  и сожгли на костре. Завтра тебя  также  ждёт  костёр, - никто  не  в силах  остановить  это…  Мужайся,  Дева, завтра  утром  ты  получишь Осиянное тело и вольёшься в  семью Богинь! Боли  можешь не  бояться, как  только  начнёт  нестерпимо  жечь, мы  отключим тебе  центр боли, заберём  её  на  себя.  Остальное  сделает  огонь…

С этими  словами посланцы  медленно  растворились  в  воздухе.

   Лореана, выслушав  всё  это, хотела  заплакать, но слёзы  душили  её  изнутри, снаружи  осталась  только  сухая, мучительная  боль, которая  сосала  её в  области  сердца…  

   Рано  утром следующего дня стражники безцеремонно вытолкали её из камеры, вывели  во  двор, усадили  на повозку, привязали  к  решётке  крепкими  верёвками  и повезли  на  казнь…

*** *** ***

Тем временем преданные ей  офицеры  были обезпокоены  долгим  отсутствием Девы. А  также  исчезновением  сотни  воинов, которые  поехали  сопровождать  Деву два месяца назад. Всё это время от неё  ни слуху, ни  духу…

Офицеры добились  аудиенции  у короля, но Бастиан  ответил  им так:

- Война  почти  закончена…  Где сейчас  ваша  Дева, я  не  знаю. Да  и зачем она  вам?

-  Но она  исчезла куда-то! -  запальчиво  произнёс Арни.

-  Офицер!  Вы забываете, с кем говорите! Ваш  тон  мне  не нравится! – король  не на  шутку разозлился, -  говорю  вам, что ничем  помочь  вам  я  не смогу…

-   Вы  же  можете  поднять войска…

-  Ради  одной-единственной Девы? Не смешите  меня… -  и король  брезгливо  скорчил  гримасу, -  ничего я  не  могу… После  войны  казна  пуста, -  соврал  Бастиан. При этом  у  него  забегали  глазки, -  аудиенция  окончена, мои  дражайшие офицеры. Вы  свободны, у  меня  ещё  много  дел… 

-  Проводите  их, -  приказал  король  слугам.

   Оказавшись  на   подворье  и  удаляясь от  королевского  дворца, Арни  процедил  сквозь  зубы:

-  Мерзавец, негодяй!  Это  не король, а  предатель  какой-то…

   Второй  офицер, услыхав  это, отвернулся…

*** *** ***

   Разведка  хранийских  офицеров  спустя  два  месяца  наконец-то нашла  Деву  с помощью  одного  из  стражников, который  симпатизировал  ей. Он  сам тайно   приехал  к  ним в войско  и рассказал  офицерам, что  Деву  держат  в плену  в темнице  города  Брион, и  что надо  её  оттуда  вытаскивать.

- Идти войной на  Брион? -  спросил  у всех  Арни, -  у  них  только один городской гарнизон  составляет десять тысяч  солдат! Мы  не справимся. А наше  войско  уже разбрелось  по  домам, война  почти закончена, король  к  тому же  добрую  часть войска  распустил. Собирать  их  обратно  -  целое  дело… И у  нас  на это  нет  времени.  Что  же  делать? Надо  спасать Деву, но как? – Арни кусал губы.

-  Сколько  у  нас  есть реальных  воинов?  - спросили офицеры у   Арни.

- Боеспособных  -  около  двух  тысяч. Впятеро меньше, чем  артийцев  в  Брионе. 

   Немного  подумав, он  рубанул воздух  рукою:

- Решим  так! -  и Арни  предложил смелый  и неожиданный  план  освобождения  Девы…

   Через час созрел общий  результат собрания преданных  Деве офицеров. Было  решено  идти ей  на помощь в  Брион всем составом войска. Две  тысячи отборных  воинов-конников  собрались  в путь… 

   Они  не знали  о  том,  что  Дева  в  этот  момент  сражается во  дворе  темницы, пробиваясь  к  выходу, что   сверху  на неё  враги набросили  сети  и  вновь пленили её…

   Они не знали  также  о том, что  Манте, главный судья города Бриона, после  случившегося, весь  перепуганный, отдал  приказ  на сожжение  Девы, под  нажимом  Цубея… 

   Они  не знали  о  том, что приговор назначен  на  утро  следующего  дня…

***  ***  ***

   Костёр.

Когда арестованные в окружении солдат вышли на центральную площадь Бриона, Шарлотта, несмотря на свое блаженное состояние, почувствовала, как мужество покидает её, а сердце пронизывает страх. Ведь смерть, когда она предстаёт в конкретной форме, особенно страшна! Девушка  видела перед собой на каменном возвышении высотой в целый этаж гору поленьев и хвороста, а наверху зловещий чёрный брус, с которого свисали цепи. Она в растерянности взглянула на стоящего неподалёку Эдвина. Нахмурив брови и стиснув зубы, он тоже смотрел на приготовленный костёр, пытаясь побороть, возможно, такой же страх… Шарлотта подумала, что в бою он должен был так же смотреть на врага. Но он, видимо, думал о ней, потому что посмотрел на молодую женщину с такой любовью и с таким состраданием, что ей стало уже не так страшно. Вокруг костра суетились оборванцы, укладывая вязанки хвороста под руководством палача…

    Площадь была заполнена народом, но особенно много собралось артийских солдат… Горожане должны были довольствоваться тем, что можно было увидеть из окон, с крыш и с опор старого крытого рынка, поскольку на большой  круглой площади находилось добрая сотня солдат, которые  оцепили  место казни плотным кольцом. На пустом месте, помимо костра, был сооружён маленький эшафот с виселицей, но Шарлотта знала, что эта виселица стояла там постоянно. Впрочем, сейчас ею никто не занимался.

  Солдаты толкали арестованных вперёд, но вместо того, чтобы направиться к костру, их остановили около двух задрапированных красной тканью трибун, воздвигнутых спиной к старой харчевне «Куропатка». На трибунах начали собираться жрецы и артийские сановники. Лучники стояли так плотно, что арестованных почти не было видно из-за их спин, но, оказавшись совсем рядом с Эдвином, Шарлотта  вновь  обрела всё своё былое мужество: они не могли соединить связанные верёвками руки, но могли коснуться друг друга плечами. Эдвин быстро прошептал:

– Здесь умрём не мы, Шарлотта. Этот костёр ждёт кого-то  другого… Боюсь, что я знаю кого! Посмотри на трибуны…

– Молчать! – сердито проворчал сержант, командующий эскортом.

Действительно, на самой большой трибуне появились жрецы, среди которых Катрин узнала Цубея. Они стояли вокруг низенького, толстого человека в пурпурной мантии с горностаевой накидкой – это был судья Манте,  с ним  рядом возвышался высокомерный и вооружённый до зубов граф Ульрих Ковернт. Эти важные персоны заняли места в креслах, и толстый  судья  оказался посередине. Зазвонили колокола собора, мрачно и торжественно. Шарлотте было холодно после тюремной камеры, несмотря на тёплый солнечный день, который уже высушил её одежду и волосы. Двухколёсная повозка выехала из соседней улицы в окружении артийских стражников, вооружённых копьями.

  В повозке, привязанная к решётке, виднелась фигурка женщины в белом, с клобуком на голове.

– Лореана… – простонала Шарлотта сдавленным от горя голосом… 

– Это она, Боже мой!

Обернувшись к Эдвину, она  сдавленно пробормотала:

– Мы увидим… этот ужас?

  Он не ответил, а только покачал головой, но Шарлотта успела заметить две крупные слезы, катившиеся из его глаз. Молодая женщина опустила голову и заплакала. Связанные руки причиняли ей страдания, и она безумно сожалела о том, что не могла спрятать глаза, заткнуть уши, чтобы не слышать зловещего звона колоколов  и  грубого смеха солдат.

  С этого момента начала разворачиваться для Шарлотты ужасная трагедия, достигшая кульминации, когда  связанная фигурка Лореаны во всём белом появилась наверху огромной поленницы дров. Клобук уже  успели снять с её  головы...

  Сквозь слёзы, заполнившие глаза Шарлотты, она почти ничего не видела, кроме скорбного и мужественного взгляда великой Девы. Судья Манте молча кивнул  рукой, сидящие  рядом с ним чёрные  жрецы  с  мрачными  лицами одобрительно  закивали головами. 

  Вышел  глашатай, развернул  свиток  и громко, на всю  площадь, прочитал:

- Сегодня,  5 мая  NNNN-го  года, в городе  Брион  будет казнена чародейка и колдунья дева Лореана, каковая пошла против артийского закона, неоднократно нарушала его, вредила  артийским королевским  особам, организовав  военные  действия против них, арестовала  без особых полномочий герцога Брунгаста, которого затем казнили, освободила преступницу Шарлотту от казни, угрожая представителям власти своими  солдатами. Также  она  будет наказана  за вчерашнее убийство  72  стражников  в  главной  башне города… За  эти  и другие  преступления  дева  карается  смертью на  костре…

  После  этих  слов  судья рукой сделал  знак палачу.

Тот с факелом в руке  приблизился  к  кострищу. Поднялся чёрный дым, пламя затрещало, быстро охватив  всю  поленницу, а  с ней и Лореану. Оно  прыгнуло вверх, коснувшись её  белых ступней… Ужасный крик  страдания  пронёсся над  площадью. Лореана  кричала  своим  палачам:

-  На  вас падёт проклятие Всевышнего!!! Вы  сжигаете  Божью Деву,

                     и ваша  душа никогда  не  будет знать покоя!!! А-а-а-ааа!!!

  Теперь  это  уже  был  крик  от дикой боли, отчаянный  крик  в  небеса… Одежда  на  Деве  стала гореть, а  она  всё  кричала  и  кричала, -  огонь  пожирал  её  молодое, цветущее  тело  навсегда! Тело, которое  мог  бы  любить  кто-либо  из  мужчин, тело, в котором  был  заключён  мощный  Дух, теперь  сгорало  в  пламени  костра…

   Палач, который  поднёс  факел  к костру, вдруг  упал на колени  и зарыдал…

   Шарлотта  без сил, охваченная ужасом, сложилась пополам… Её  рвало…

- Боже! - крикнул Эдвин, мучаясь в цепях, - Шарлотта, не умирай!... Только не ты!

 Не говоря ни слова, артийский солдат проскользнул между своими товарищами, побежал в трактир и принёс кувшин виноградного  перебродившего сока. По  сути, это было слабое вино. Осторожно он дал отпить Шарлотте пару глотков. Несчастная девушка почувствовала себя немного лучше. Вино как пламя разливалось по всему телу, возвращая её к жизни. Она попыталась слабо улыбнуться, чтобы поблагодарить того, кто ей помогал. Это был уже пожилой человек с большими усами и седеющими волосами. Из-под его шлема были видны глаза, полные слёз.

– Благодарю тебя, друг… – произнес рядом с ней голос Эдвина.

  Солдат поднял свои согбенные плечи, вытер влажные щёки и пробурчал, посмотрев на костёр: 

– Я  не  воюю  с  женщинами! Я не мразь Манте, а просто солдат…

  Он с трудом говорил по-хранийски, но по  его тону его был  понятен смысл.

  Костёр теперь разгорелся в полную силу. Сухие дрова громко трещали, а  ненасытный  огонь  пожирал  их вместе  с той, которая  спасла  Хранию  от  нашествия  врагов. Из середины пламени раздался последний  крик Лореаны:

«Кайден!!!...Боже…Всемогущий!!!» И затих…

  В  этот миг  крик  изумления и восторга прокатился  по  толпе -  все  вдруг  ясно  увидали, как  из  самого  центра  костра, казалось бы, прямо из тела Девы вылетела  и  устремилась  вверх  маленькая  белая  голубка. Жрецы, как  один, вскочили с трибун, -  белая  пена  безсильного  гнева   выступила у  одного из  них  на губах.

  Ни один звук больше не исходил из уст жертвы. Тогда палач длинным  шестом  раздвинул пылающие дрова, и показалось обугленное тело Корнеанской Девы, которое  совсем  скоро  превратилось  в  чёрный  пепел.

   Но, о  чудо!!!  Что  это?!? Тела  уже  почти  не  было, но внизу, у  самого  столба, рядом  с  цепями, лежало  алое,  пылающее  ярко-голубым  огнём  сердце, а  рядом с ним, совсем  близко, буквально в полуметре, вдруг  среди  пламени  костра  появился  меч  Радегаста, воткнутый  в землю!  Палач  вздрогнул, отшатнулся  от  этого  видения, протёр  глаза, думая, что  ему  всё  это  померещилось, снова  открыл, но  картина  не  изменилась, -  сердце, живое огненное  сердце  Лореаны  ясно  светилось  в  голубоватой дымке, а рядом стоял  её  меч! Это  было  настолько  удивительно  и  необычно, что  палач  замычал, как  раненый бык, и с воплями  побежал  прочь  от  костра… Позже  люди рассказывали, что этот палач  сразу после  казни повесился у  себя в  сарае…

…Когда  костёр  догорел  до конца, и  от Лореаны  осталась  только  кучка  пепла, то  все жители  и  жрецы  увидали  пылающее  сердце Девы  и  её  Меч.

  В  этот  момент  на  площадь  ворвались хранийские  воины  на конях. Все преданные ей  две тысячи. Войско Девы заполонило всю  площадь  плотным  кольцом, а её  друзья-офицеры  гарцевали  перед  почти потухшим костром, от безсилия  кусая  себе  губы…Они  скакали  всю  ночь, чуть не  загнав  лошадей, но  они опоздали…  Всего  на  двадцать  минут!  В великой  ярости  воины тут  же стали  крушить мечами налево  и направо  всё  вокруг, -  столы, стулья, столбы, харчевни, трибуны -  жители в испуге разбежались  кто куда, сотня  артийских солдат тут  же  испарилась, завидев  такую  грозную, неумолимую силу, - остались  только  зажатые  в  угол  пятеро  чёрных  жрецов, судья  Манте с графом  и  десятка  два  стражников, побросавших  копья  на  землю… Над  ними  нависла  грозная  тень  неумолимого  наказания. Молодой  офицер  спрыгнул  с коня и  с обнажённым  мечом  приблизился  к ним:

-  Кто  отдал  приказ  сжечь  Деву? – безжалостный  вопрос  Арни  звучал  как приговор. За  ним  стеной  молча стояли  сотни всадников, у  каждого  из  них  на  лице  читалась  решимость и воля.

  Один  из  жрецов испуганным  дрожащим жестом показал  на  Цубея, -  мол, он…

 Арни  подошёл  к  нему  и  переспросил:

-  Ты, мразь, отдал  приказ  палачам  на сожжение?

Цубей  молчал, опустив  глаза. Он понял, что проиграл. Затем, поняв, что терять ему уже нечего, кроме жизни, он  глухо  произнёс:

-  Да, я… И ещё  судья  Манте.  Нам  нужен  был  её  меч, и секрет  владения  им… Но Дева  не  выдала  ничего, она  молчала.

  Арни  в безсильной ярости попытался  было  занести  над  ним  меч, чтобы  снести  жрецу голову, но его руку остановил другой  офицер:

-  Арни!  Постой… Мы  думаем, что  все  шестеро виновны  в  смерти  Лореаны. Так пусть  же  они  получат  то  же, что  и она. Их  нужно сжечь  сейчас  же, не  медля  ни  секунды. Так  Дева  будет  отмщена! Стражников  арестовать, графа тоже, но не казнить!...

- Не  рой  другому  яму… - произнёс Арни с горящими глазами, наклоняясь к чёрным  жрецам, -  взять  их! - громко  приказал  он  своим солдатам. Огненный  взгляд  его метал  молнии…

  Те  мигом  скрутили  жрецов  в  бараний  рог, зажали им рты  кляпами  и  поволокли  к  другому костру, которых  на  площади  Бриона  было  ещё  пять.  Все  они  ещё  не  были зажжены. Солдаты  привязали  жрецов  к  столбам  крепкими  веревками  на  двух  кострищах. На  первом оказалось  три  жреца, затравленно озирающихся на хранийских солдат и мычащих  что-то  сквозь  кляпы, на втором  -  трое, - жрецы и толстый  судья. Справедливый бумеранг  воздаяния  вернулся  к  палачам  Лореаны  тут  же, сразу  после  её  гибели.  Солдаты  по  отмашке  офицеров  подожгли  кострища, и  жрецы  запылали  как  свечи. Их  вопли  недолго  длились, - огонь туго знал  своё  дело. Через  20  минут  всё  было  кончено. Изумлённые  жители города  наблюдали за сожжением  жрецом  из  окон  своих и с крыш,  не смея  вмешиваться.

  Затем  Арни  отдал приказ немедленно освободить  Шарлотту  и Эдвина. Бывшая  узница-красавица  была  без  чувств, - она  не смогла  наблюдать  до конца, как  сгорает  её  любимица… Воины  посадили их  на  коней  и  забрали  с собой…

  Только  тогда, свершив  праведную  месть,  Арни  с офицерами  подошли  к  костру, где  недавно сгорела  великая  Дева. Они  увидали  Сердце  и Меч, попытались  взять  его в руки, но  какая-то  сильная круговая стена, упругая и непонятная, не  пускала  их  внутрь. Арни  ещё  раз  протянул  руку  в  направлении  Меча, но  рука  наткнулась  на что-то очень плотное  и живое. И это «живое»  дальше  руку  не пускало! Над  сердцем  Девы  и Мечом  некто  очень сильный  и  неведомый  поставил  эту  стену. Воткнутый в помост по самую  рукоять  Священный  Меч, ясным голубым свечением давал  понять, что  Дева  служила  Богу, добру  и  людям. Никто не смог взять  в  руки  пылающее Сердце  и  Меч, - ни воины, ни люди, никто… Это  было  нечто  слишком  чудесное, запредельное, не  поддающееся  никакому  пониманию  и  описанию!!!

  Войско Девы  почтило  память её  скорбным  молчанием  у  эшафота, а  затем  медленно  развернулось  и  уехало  прочь… Ни один из артийских  воинов  их  не тронул, не  стал  догонять  и  преследовать… Они  испугались  священного гнева Девы!...

 

        Сердце  Девы горело ещё три дня,

 

                                        затем  плавно  исчезло  в лёгкой  голубой дымке…

...На  третий  день, рано  утром, пока город спал, перед тем, как Сердце Лореаны исчезло,  возле  Меча  появился  седой  старец, он  что-то  тихо шептал, обращаясь  к  костру. Если  хорошо прислушаться, то  можно  было  услышать  его  слова:

   «Вот  ты  и получила  высшее  Огненное тело, Лореана. Недаром  тебя  все называли «Пламенная  Дева», «Огненная  Дева»… Отныне  ты  -  Богиня  Славы  великой, и новое, Осиянное  тело  твоё  будет  вдохновлять на  битвы  с врагами  многие  сотни  настоящих  героев! Это и был  предсказанный  тебе  Рок, судьба  твоя  -  быть преданной, тебя  предали-передали на  высшую  ступень  Рока  - получения  Осиянного  Тела… Ты  звала  меня, но  я  не  смог  препятствовать твоему  Року. Он  должен  был  свершиться… Божественную  задачу  ты выполнила сполна… И  болью своею невыносимой сожгла  все  ошибки  Рода  нашей страны! Ты  вобрала  их  в  себя, пережгла, и  теперь Храния  чиста как горный  хрусталь. Мужественным подвигом своим ты посрамила  чёрных  жрецов, а сама  вошла в  Вечность, как  величайшая  героиня!»

    Затем старец  спокойно взял  Меч  в  руки  и  исчез…

   Говаривали  люди, что  Меч  забрал  колдун, но  мы-то знаем, кто именно  появился  у потухшего  костра, где  три  дня  назад к  Небесам вознеслась Священная  Лореана…   

Вот  и сказке  КОНЕЦ.

 

                            Эпилог.

    Читатель, конечно, догадался, о  ком  была  сложена  сказка.

    Это  был   образ  Святой  Девы  из  Лорена, облечённый в сказочную Лореану.

    (Храния - Франция, Артия - Англия, Пармия - Париж,

      Лореана - святая Дева из Лорена, Корнеан - Орлеан, Брион - Руан). 

     Звали её    Жанна.  Д’Арк. 

 

 

 

Родовой  герб Жанны Д'Арк.

 

Вечная  память  великой  героине,

которая  погибла  на костре, когда  ей  было  всего  19  лет!

  Я, автор  сказки «Дева и Меч»,  долго  искал  правдивое  описание  жизни  этой  великой  героини-воительницы, -  то, что нам  предлагают к  изучению, мягко говоря, похоже  на  полуправду. Например, как могла  девушка, не  зная, как  обращаться  с мечом, сражаться  и побеждать? Тем  более, возглавлять  целое  войско? Да  любой  воин, мало-мальски  владеющий  мечом, поверг  бы  её  наземь, но  Жанна  отлично  сражалась, и  к  тому  же, показывала  пример  отчаянной  храбрости и мужества  всем  воинам, которые  были  под  её  началом. Значит, её  кто-то  научил  владеть мечом… И не  только  мечом.

   В Шиноне Жанна изумила Карла VII и молодого герцога Алансонского своим мастерством в верховой езде, своим безупречным  знанием игр, распространённых среди знати, таких, например, как  кентен(от француз. quintaine),  -  игра в кольца, требовавшей совершенного владения оружием.

  Жанна к  тому  же прекрасно владела  собой, интуицией, психологией  отношений, отлично  знала  этикет, дипломатию, хоть и  была  безграмотной, как  нам  впаривают(опять  же, этот «факт» – спорный), но  главное, она  знала  СТРАТЕГИЮ  ведения  боевых  действий!! Всему этому её  мог  научить только  опытный  мастер, больше  никто, каковым  и  явился  старец Кайден…

  В  официальной  истории  факт грамотности Орлеанской Девы  был  тщательно  скрыт или  уничтожен  вовсе. Все  нынешние историки  как  один, талдычат  о том, что  она  была  недалёкой, забитой  и безграмотной  крестьянкой… И  что  в момент  подписания  отречения  от  сатаны  на папской  булле  она поставила  крестик  вместо  росписи… Всё  это – полная  чушь  и ложь! Причём  ложь  вопиющая!!! Жанна  была  прекрасно  образована, умела  читать и писать, знала  языки. Иначе  как  бы  она читала ежедневные  донесения, послания и депеши, приходящие с гонцами ежедневно?!? Во-первых, она  происходила  из  знатного  Рода, во-вторых, старец  её  многому научил. А насчёт  крестика, -  это мог  быть  знак Христа, не  более…

    И  подобных  несоответствий  в официальной  версии  жизни  Жанны  масса!

   О  том, что  её сердце  после  сожжения  горело  три  дня, я  слышал  давно, но нигде в  истории этот  факт  почему-то не  упоминается! Наверняка  католической  церкви  были  очень  невыгодны  эти  правдивые факты… Существовало  множество  письменных  свидетельств людей о  горящем  сердце  Жанны, - ведь  за  её  казнью  наблюдал  почти весь  Руан! А  это ни много, ни мало, - несколько  тысяч  человек! Неужели  никто  так  и не  описал  этого  момента?  Никогда  не поверю! Да  и никто  не  поверит, чтобы  такой  яркий  факт  остался  незамеченным! Описали на самом деле десятки  людей, под страхом смерти, настолько  сильно  они  были  вдохновлены  этим  пылающим  сердцем, к  которому  никто  не мог подойти целых  три дня!!! Некоторые  люди  после  её  казни, в  открытую  заявляя  об  этом, поплатились  своей жизнью, и тоже на костре, как  еретики. Церковь карала  за  правду! Вся  правда состоит в  том, что  эти свидетельства  именно  церковь  сразу  после  сожжения  Жанны  тщательно  искала  и планомерно  уничтожала. Зачем? Понятно, зачем, -  один  только  этот  факт, останься  он  в  истории, пошатнул  бы  устои  церкви  до основания, потому  что  подлинные  Небеса, настоящий  Бог  таким  необычным  способом  доказали  миру  необычайную  святость  Великой  Девы! Но церковникам  на  этот  способ, видать, было наплевать. Они  искали  только  свою  выгоду. К  тому  же, необходимо  помнить  о том, какие  это  были  годы  -  1431  г. -  самый  разгул  свирепой  инквизиции, когда  на костёр  мог  попасть  любой  человек  только  за  то, что  умел  писать  и читать…. Церкви  нужны  были  слепо  верящие, недалёкие, тупые  бараны в  оболочке  людей, которым  просвещение  было   противопоказано!

    Ещё  один  вопиющий  момент, -  Жанну Д’Арк  уже  при  ЖИЗНИ  весь  народ  Франции  знал  и  горячо  приветствовал  как «Святую  Деву из Лорена»!!! Но  церковники, глухие  к гласу  народа, реабилитировали  её  только  спустя  25  лет, т.е. в  1456 году!  А  к лику  святых  она  была причислена  только  в  1920  году, - спустя  целых  490  лет! Насколько  нужно  быть  глухим, тупым  и нечувствительным  к  этим  фактам(я  имею  в виду  официальную  церковь), что  из-за  своего  тугодумия  церковь «думала»  её  причислить к лику святых аж почти 500  лет?!?

   Или  вот  ещё  один  важный момент - насчёт  меча, -  о том, что она  нашла  свой  Меч, нигде ни слова, ни  гу-гу… Нам  сообщают, что  для  неё  нашли  меч  Карла Великого, согласно  её  же  повелению… Этот горе-факт  не  выдерживает  никакой  критики! И знаете, почему?  Для  того, чтобы отлично  владеть  мечом, нужно  привыкнуть  к  нему, нужно слиться  с ним воедино, нужно  уже было  владеть им  в совершенстве, а  для  всего  этого  набора  необходимо  время, как минимум, лет  пять-шесть. Поэтому  версия  о  якобы  найденном  для  неё  в какой-то церкви  мече  Карла  Великого рухнула!

   О  мече князя  Радегаста, который  она нашла  в лесу, ни слова  в  официальной  истории! Опять  же, церкви  было  невыгодно  упоминать  это  имя, -  кто  такой  Радегаст? Это  один  из сильнейших  славянских  Богов!

Божество бранной славы и войны северных славян!

У русских - это Даждьбог, Дажьбог, Дабъ, Радигош, Сварожич. По мнению авторов, разные вариации имён одного и того же Бога плодородия и солнечного света, живительной силы. Соотносим с Гелиосом, сыном Сварога. Дед  славян (славяне по тексту «Слова о Полку Игореве» - Даждьбожии  внуки). Город Ретра, в котором стоял его храм, был окружен священным дремучим лесом и озером, имел девять ворот, входить разрешалось только через одни, к которым вел подвесной мост. Радегаст. Радогош. Отметим, что корень “рад”обозначал у славян солнечный свет, отсюда и “радуга”–солнечная дуга. Того же “солнечного”корня и слово “радость, радасть” – т.е данное лучами солнца.

Отсюда имя – Радегаст!

   А  теперь представьте, какой  мощной  силой  психической  энергии  был  напитан  Меч  самого  Радегаста! Именно  такой  меч  и должен  был  быть в  руках  Священной  Девы!

  Исходя  из  всех  этих  несоответствий,  я  действительно  долго  искал  Правду  о  великой  Деве. Много лет  поисков  почти  не увенчались  успехом… Единственное, что  мне  удалось  «раскопать», -  факт  о  горящем  сердце Девы  на  пепелище…

  Вконец  отчаявшись  найти  Правду, я  в  прошлом  году  обратился  к  Небесам, прося  их  об одном, -  подарить  мне  во  сне  настоящую, подлинную  историю  жизни  Жанны  Д’Арк! И  вот, в  январе  2017  года  мне  во сне  приснилась сияющая  своей  простотой  и  свежестью сказка  «Дева  и Меч», которую  вы  прочитали. И  сказано  было во сне -  вот правда  о Жанне. Просил?  Получи  и  распишись...

   Встав  ото  сна, я  вдруг  остро, почти локально  почувствовал, что  именно  в  этой  сказке  заключается  её величество Правда.  Особенно  концовка  о  живом, пульсирующем на  кострище алом  сердце Жанны -  она точно  совпадала  со  свершившимся  в  жизни  фактом…

  Записывал  я  эту  сказку  быстро, по памяти, -  полдня, -  короткий  вариант. А  в течение  двух  последующих недель   сказка  была  литературно  обработана  и  расцвечена  согласно  законам  жанра. Надеюсь, сказка  «Дева  и Меч»  займёт  достойное  место  в  сокровищнице  мировой  литературы. И  ею  будут  ещё  зачитываться  многие  будущие  поколения  людей…

 

Всего  доброго  вам, читатель! И  знайте, что  дороже  всего  на  свете  -  Правда!

 

                              С уважением, - автор  Юрий Гроза,

 11.03.2017 г. г. Нижний  Новгород.